MSK1
Погода

Сейчас+10°C

Сейчас в Москве

Погода+10°

ясная погода, без осадков

ощущается как +9

0 м/c,

штиль.

752мм 63%
Подробнее
USD 90,99
EUR 98,78
Здоровье Одна чудом осталась жива, две другие потеряли родных: россиянки борются против врачебной халатности в больнице

Одна чудом осталась жива, две другие потеряли родных: россиянки борются против врачебной халатности в больнице

Потерпевшие женщины просят председателя СК РФ забрать их дела из Екатеринбурга в Москву для честного расследования

Три женщины из Свердловской области объединились в борьбе против действий врачей областной больницы. Одна из них чудом выжила после нескольких остановок сердца: ей долгое время отказывались проводить жизненно важные операции. Две другие потеряли в СОКБ № 1 близких людей.

Женщины ждут честного расследования дел о врачебной халатности уже около двух лет, однако пока продвижения нет: два дела из трех уже прекращены.

На этой неделе они написали обращение в Москву председателю СК РФ Александру Бастрыкину и собираются приехать с требованием справедливости в столицу. MSK1.RU рассказывает их трагические истории, обернувшиеся битвой с системой.

Объездила всю Россию в поисках помощи

Екатеринбурженка Юлия Липинская узнала о том, что у нее один из самых редких пороков сердца, в 2019 году, когда внезапно на улице у нее остановилось сердце.

Девушка выжила и обратилась с вопросами к врачам. В областной больнице СОКБ № 1 ей поставили неутешительный диагноз — аномалия Эбштейна, однако отметили, что такой порок не представляет опасности.

После остановки сердца у девушки начало ухудшаться состояние здоровья: давление поднималось до 200.

— Я не раз обращалась в областную больницу, просила помочь. Но меня уверяли, что всё нормально, — рассказала Липинская. — К тому моменту я уже разобралась сама и выяснила, что мне нужна операция. Имплантация диагностического прибора.

Девушке нужно было вшить под кожу холтеровский регистратор, который бы следил за деятельностью ее сердца.

Однако в его установке в СОКБ № 1 отказали. Тогда девушка заказала его сама. Американский холтер обошелся в 200 тысяч рублей.

— Но когда мы уже с прибором обратились в больницу, нам заявили, что устанавливать его не будут. Мол, мы потом взыщем с них деньги через страховую, — объяснила она.

Девушка начала искать помощи в кардиоцентрах по всей России. На ее мольбы откликнулся молодой врач из Чувашии. 1 сентября в Чебоксарах Юлии поставили холтер. Однако понадобился он всего на один день: ровно через сутки после операции у нее случилась вторая остановка сердца.

Врач зафиксировал приступ, расшифровал показания регистратора и выяснил, что девушке нужна новая операция — по установке кардиовертер-дефибриллятора.

Имплантируемый кардиовертер-дефибриллятор (ICD) — это прибор, который устанавливается внутрь тела пациента для наблюдения за ритмом сердца и при необходимости его коррекции. Если прибор фиксирует нарушения или остановку ритма, он генерирует электрический импульс, который его восстанавливает.

Юлия вернулась в Екатеринбург с новыми данными в надежде получить жизненно важную медицинскую услугу, но снова столкнулась с непониманием в областной больнице.

— Там мне сказали: вам не нужно ничего устанавливать, показаний для этого нет, — привела слова медработников девушка. — Так я и ходила до того момента, пока у меня пульс не опустился до 38 ударов в минуту.

28 февраля 2021 года Юлию госпитализировали в критическом состоянии: снова остановка сердца. С таким низким пульсом уже невозможно было отрицать необходимость установки дефибриллятора, и ей наконец сделали операцию, о которой она просила 2,5 года.

«Мне сказали, что я бесплодна»

В то время пока Юлия разбиралась с операциями на сердце, ухудшилось ее женское здоровье. У нее обнаружили кисты яичников, которые требовали удаления.

Оперировать девушку отказывались, опасаясь, что без дефибриллятора у нее на медицинском столе откажет сердце. Да и размеры кист врачи сочли незначительными.

Пока девушка ожидала кардиооперации, образования увеличились до такой степени, что девушка начала испытывать регулярные боли, а ее живот значительно увеличился.

Тогда она начала обращаться в другие больницы, в некоторых решили, что у Юлии опухоль маточных труб — серьезный диагноз, который означал бесплодие. Ей даже предлагали удалить детородные органы: маточные трубы и яичники, от чего девушка отказалась. Она не хотела верить, что не сможет иметь детей.

— В итоге я была доставлена в больницу на скорой с болевым шоком, боль была нестерпимая. Когда я приехала, мне вообще сказали, что это аппендицит, а в ходе операции трубное бесплодие не подтвердилось, — рассказала Липинская.

По словам Юлии, оперировать ее согласились только после звонка депутата Госдумы. Однако в рамках уголовного дела чиновницу так и не допросили.

Оказалось, что это были кисты яичников. Хирургам пришлось разрезать живот, потому что из-за откладывания операции образования достигли огромных размеров.

«По стандартам удалению подлежат кисты от 3–4 сантиметров, а у меня уже были по 10 сантиметров с каждой стороны»

Также выяснилось, что для данной операции вообще не было противопоказаний: она бы не повлияла на работу сердца.

— А вот если бы кисты разорвались, был бы летальный исход не из-за остановки сердца, а из-за того, что несвоевременно сделали операцию.

Девушка сделала верный выбор, отказавшись от операции по удалению маточных труб: спустя некоторое время она забеременела без помощи врачей и сейчас воспитывает ребёнка.

В настоящий момент она судится со всеми медучреждениями, которые поставили неправильный диагноз о бесплодии. И одно из дел — против другой больницы, ГАУЗ СО «ОДКБ», — девушка уже выиграла.

Девушка вместе с юристом Юлией Федотовой после победы в суде

«Подала свыше 500 обращений»

Параллельно с борьбой со своими недугами Юлия начала бороться за свои права. Чтобы добиться качественного лечения, она писала во все возможные инстанции и органы: за два года девушка отправила более 500 жалоб на действия врачей и медперсонала.

— Когда я поняла, что у нас в системе круговая порука, я начала искать других потерпевших, которые также пострадали от действий областной больницы, — рассказала девушка. — Я нашла женщину, у которой скончался в больнице муж. Ей отказали в возбуждении уголовного дела.

«До нас никому не было дела»

Тогда женщины написали совместную жалобу на имя председателя СК РФ и добились того, что их дела поставили на контроль Александра Бастрыкина. Расследование продолжили следователи Свердловской области.

Однако надежда, появившаяся в сентябре 2021 года, спустя несколько месяцев стала таять на глазах. В июне текущего года дело второй потерпевшей, Татьяны Тельминовой, прекратили. Юлия опасается, что аналогичная участь в скором времени ждет и ее.

— Мы недовольны результатами расследования. Я подозреваю, что мое дело тоже хотели прекратить. И я нашла еще одну потерпевшую, у которой в этой больнице скончался отец. Сейчас мы объединились, нас уже трое. И мы дальше продолжаем искать потерпевших. Уверена, их больше.

Женщины уже отправили новое обращение в СК России, в котором указали на ошибки следствия. Например, CD-диски с важными для одного из дел результатами медобследований неизвестным образом повредились в ходе транспортировки, и теперь их нельзя проанализировать. Много вопросов у женщин возникло и к экспертизам.

Потерпевшие настаивают, чтобы уголовные дела передали в центральный аппарат СК, и собираются приехать в Москву, чтобы лично рассказать о произволе в больнице.

— Так как у меня вторая группа инвалидности, я имею право на прием в Следственном комитете в Москве, — объяснила Юлия. — Такое же право есть у еще одной потерпевшей, Татьяны, так как у ее сына тоже группа инвалидности.

«Здесь вопрос не в деньгах, а в том, чтобы эти дела до конца довели. Я из всех потерпевших единственная, кто выжил, а остальные погибли в больнице»

Мы попросили Свердловскую областную больницу прокомментировать жалобы пациентов, однако пока не получили ответа.

Наши коллеги из E1.RU обращались в областной Минздрав по поводу претензий Юлии Липинской. В министерстве журналистам ответили, что по этому делу была проведена проверка.

— Все разъяснения даны пациентке. Детали проверки относятся к врачебной тайне, — объяснили Е1.RU в ведомстве.

«Время уже было упущено»

Двум другим потерпевшим от действий сотрудников областной больницы повезло меньше. Обе женщины лишились близких людей.

История семьи Тельминовых из Талицы началась в 2017 году. Тогда мужу Татьяны Александру провели в отделении сосудистой хирургии СОКБ № 1 две операции: шунтирование и имплантацию граф-стента. Спустя три года мужчина заметил серьезную разницу на обеих руках при измерении давления. При этом левая рука начала неметь. В августе 2020 года он приехал на прием к кардиохирургу, однако на КТ его записали на декабрь.

Пока мужчина дожидался обследования, у него дважды случился приступ: потеря сознания кратковременная, онемение рук, нарушение речи. Однако и после этого госпитализацию Александра отложили, сначала объясняя «необходимостью санации полости рта», а затем отсутствием в конце года врача, который должен проводить необходимую операцию.

— На госпитализацию записали на 11 января 2021 года. 20 января я звоню мужу и слышу его обеспокоенный голос: «У меня шумит в ушах, я ничего не слышу, будет лучше, перезвоню», — указывала женщина в жалобах.

По словам Татьяны, в больнице ей толком ничего не объясняли. Через четыре дня ей сообщили, что муж упал и получил травму — гематому в мозге. 29 января Александр Тельминов скончался.

— Я считаю, что именно несвоевременное оказание неотложной помощи в отделении сосудистой хирургии и халатное отношение персонала <…>, которое привело к получению травмы и необходимости проведенная операции послужила причиной дальнейшего ухудшения состояния и смерти моего мужа, — писала она.

Вторая женщина потеряла в областной больнице отца

Историю второго погибшего в СОКБ № 1 пенсионера Владимира Коваля рассказывали наши коллеги из E1.RU. В декабря 2020 года у мужчины дважды за сутки случился приступ. Сначала ему поставили диагноз «гипертонический криз», затем «геморрагический инсульт». А 22 декабря у Владимира обнаружили аневризму — выпяченную стенку артерии в головном мозгу.

Врачи уверяли, что здоровье Владимира ухудшилось из-за коронавируса, однако его дочь Татьяна убеждена, что в больнице его должны были прооперировать в течение суток, чтобы исключить кровоизлияние.

— Мне сказали, что ему дадут шанс, прооперируют. Но время было уже упущено. Папа в ночь с 24 на 25 декабря снова ушел в кому и оставался в этом состоянии до конца, — рассказала Татьяна Е1.RU.

Ранее Е1.RU уже писали о Юлии Липинской в связи с другим печальным поводом: в больнице № 23 девушка столкнулась с грубым поведением охранника. По ее словам, тот грубо, силой выталкивал ее из больницы и ударил за то, что она сопротивлялась. В тот момент у пациентки был имплантирован под кожу специальный прибор, который мониторит работу сердца, и охранник мог повредить его.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем