СЕЙЧАС +26°С
Все новости
Все новости

«Я не хотела дожидаться рака». История девушки из Подмосковья, которая притворилась парнем, чтобы добиться операции

Врачи не верили, что ей требуется удаление груди

Поделиться

Мы не в первый раз публикуем истории наших читателей, которые столкнулись со сложностями, пытаясь получить необходимую им медицинскую помощь. Героиня этой статьи, встретив от врачей неверие и непонимание, решила выбрать радикальный путь и все-таки добиться операции, в которой она нуждается. О том, через что девушке пришлось пройти, прежде чем получить заветное направление, она рассказала MSK1.RU.

Первые симптомы

Анна (имя изменено по просьбе героини — Прим. ред.) живет в одном из подмосковных городов, недавно она окончила учебу. Серьезных проблем со здоровьем у девушки не было до тех пор, пока в октябре прошлого года она не ощутила сильную боль в груди.

— Обратилась к врачу я не сразу, — рассказывает Анна. — Надеялась, что все пройдет само. Но болевые ощущения лишь усиливались, а описанные в интернете симптомы пугали, поэтому спустя пару месяцев я все-таки решила записаться к терапевту.

Терапевт направил меня к гинекологу. На вопрос, почему не к маммологу, я получила ответ: «Маммолога в нашей поликлинике нет». Что делать, пошла к гинекологу. Врач задала несколько вопросов о моем здоровье, после чего сказала: «Если цикл в порядке, то и проблем быть не должно. Вам бы к психиатру сходить». Этот ответ меня очень удивил. Я и раньше, конечно, сталкивалась с предвзятостью врачей.

Совету сходить к психиатру Анна не последовала. Вместо этого девушка записалась к частному маммологу, который назначил ей УЗИ молочных желез.

— На УЗИ у меня выявили фиброзно-кистозную мастопатию. Назначили анализы. К тому времени боль стала просто невыносимой — к груди невозможно было прикоснуться, к тому же, я заметила, что одна из молочных желез увеличилась в размере.

Фибро-кистозная мастопатия — это доброкачественное заболевание молочной железы, которое характеризуется нарушением гистологической структуры органа, возникновением уплотнений и болезненных ощущений.

Сдав анализы в частной клинике, Анна снова пришла к платному маммологу. Посмотрев на результаты, врач задал еще несколько вопросов и, когда девушка рассказала, что у ее бабушки была опухоль молочной железы, посоветовал ей сдать тест на определение мутаций в генах BRCA1 и BRCA2. Этот тест позволяет выявить предрасположенность к раку молочной железы. Направление на него предстояло получить у онколога-маммолога.

«Приложите капустный лист»

— Я вновь обратилась к участковому терапевту. Терапевт выдал направление к онкологу-маммологу из другой поликлиники.

— На прием к маммологу я попала не сразу. Врач так долго принимала пациентов, что, когда очередь дошла до меня, рабочий день уже подошел к концу и медсестра перенесла мою запись на завтра. Когда я пришла на следующий день, обо мне даже не помнили, мне пришлось полчаса доказывать, что я записана со вчера.

Впрочем, если бы меня не приняли, я бы ничего не потеряла, так как онколог-маммолог наотрез отказалась верить в то, что в моем возрасте может быть мастопатия. Результат УЗИ она назвала ошибкой, а анализы даже не обратила внимания. «Ни за что не поверю в то, что у молоденькой девушки грудь может быть как у сорокалетней тетки!» — сказали мне.

Анна решила сдать генетический тест на собственные средства. Она также сходила на повторное УЗИ к частному маммологу.

Поделиться

Необходимость операции

— От врача я получила рекомендацию на профилактическое удаление молочных желез. Я сказала об этом участковому терапевту, так как знала, что эта операция включена в ОМС, но врач сказала мне, что для проведения операции за счет государства должен быть пакет анализов должен быть собран по направлениям от государственных врачей. Но направлений мне не дают, онколог-маммолог мне вообще не верит!

Поискав по форумам, я выяснила, что направление обычно врачи дают уже после образования аденомы — опухоли, пускай доброкачественной. Объективно у меня было достаточно показаний для получения направления: опухоль у родственника, сильные боли в груди, мутация в генах. Я не хочу сидеть и дожидаться рака.

Обдумав все и взвесив, я в конце концов решила, что операция мне все же нужна. Я не могла представить, как получить на нее направление, если врачи отказываются меня слушать. А без направления от государственного онколога-маммолога в России грудь удалить невозможно, по закону нельзя вырезать здоровый орган.

Я начала искать альтернативные способы добиться мастэктомии (удаления молочных желез — Прим. ред.). И нашла. Направление на операцию могла бы выдать мне комиссия по трансгендерному переходу, или, как говорят в народе — «по смене пола».

«Мне нужно… стать парнем»

Анна внимательно прочитала все, что касается прохождения комиссии по трансгендерному переходу. Те, кто уже проходил через это, писали, что процесс может затянуться, и провалить комиссию очень просто. Но девушка не была намерена сдаваться.

— Для меня этот, на первый взгляд, абсурдный путь вдруг стал ясен. Мне было необходимо получить справку, которая дает мне право на удаление груди. Для этого мне нужно… стать парнем. На время.

— Если вы считаете, что услышать положительное решение от комиссии легко — вы серьезно ошибаетесь. Для того, чтобы получить справку, нужно пройти психиатра, сексолога и несколько раз побывать у психолога. Каждого из этих специалистов нужно убедить в том, что переход вам действительно необходим, убедить, что вы чувствуете себя представителем противоположного пола.

Анна страница за страницей изучала теоретический материал и опыт тех, кому удалось пройти комиссию. Она остригла волосы, старалась вести себя по-мужски, заучивала формулировки, которые потом воспроизводила на приеме у специалистов.

Комиссия по трансгендерному переходу

— Психиатр попросил меня подготовить гендерную биографию, в которой я должна была описать, как проявляла себя моя гендерная идентичность в раннем детстве, во время пубертата и сейчас. По каждому абзацу психиатр задавал мне вопросы, ошибиться в ответах на которые было нельзя.

— Следующим врачом был психолог. Он задавал вопросы интимного характера, поэтому озвучивать их я не буду. Если вы человек стеснительный — будет очень тяжело и неловко. Последним был еще один психолог. К нему на прием я ходила два раза. Он провел ряд тестов, которые определили мое психическое здоровье, проверил мышление и память.

Если на этом этапе у претендента на трансгендерный переход выявляется шизофрения, шизотипическое расстройство, проблемы с памятью, допуск к операции он или она не получит. Под вопросом и люди, которым диагностировали депрессию, пограничное расстройство личности, биполярное аффективное расстройство или другие психические состояния, так как справка из ПНД о состоянии здоровья на комиссии обязательна.

Поделиться

Целое состояние за операцию

Прохождение комиссии для Анны оказалось удачным, но, по словам девушки, это не всегда бывает так, ей очень повезло. На днях она прошла последнего специалиста, и теперь ждет, когда сможет забрать заветное направление на операцию.

— Я выбирала свою комиссию исходя из расценок и близости к дому. Ее прохождение стоило 40 000 руб. Сами операции для транс-персон — ещё дороже, потому что носят эстетический характер — грудь удаляют в основном через ареолу, сосок сохраняют. Диапазон цен колеблется от 150 000 рублей до 350 000 (цены зависят от сложности операции, а она зависит от размера груди). Можно сэкономить и сделать операцию вроде, что делают мужчины с гинекомастией за 100 000 рублей, но тогда всю оставшуюся жизнь под вашей грудью будут огромные шрамы.

Также отдельный вопрос — реконструкция (восстановление объема груди — Прим. ред.). Она, конечно, не входит в стоимость операции. Так что девушкам, которые хотят сохранить размер, придется копить еще и на пластическую операцию по реконструкции груди.

Что дальше?

Теперь Анне предстоит после получения направления на операцию пройти некоторые дополнительные обследования в частной клинике, сдать анализы и отстоять в очереди.

— В таких клиниках операции проводят наравне как онкологическим больным, так и трансгендерам. Я смотрела блог одного парня, он лежал в палате с больной раком женщиной, которая не могла ходить. Потом его (на тот момент еще девушку) перевели в палату к мужчинам с гинекомастией.

Анна считает, что ей действительно повезло с комиссией. Всех врачей удалось успешно пройти меньше чем за год. Это, по ее словам, почти что рекордно быстрые сроки.

— Если бы в моей ситуации оказалась девушка в более тяжелом состоянии, угрожающем жизни, например, со злокачественными новообразованиями, был бы риск «упустить» момент. Тогда мастэктомия уже вряд ли поможет. Страшно подумать, что и таким пациенткам врачи могут отказать просто потому что не верят их жалобам.

Редакция MSK1.RU отправила запрос в Министерство здравоохранения Московской области. Полученный ответ мы опубликуем отдельной заметкой.

На нашем сайте мы публиковали историю мальчика с очень редким синдромом, которому отказывают в статусе инвалида. Читайте также рассказ москвички, которая борется за возможность для ее ребенка ходить в детский сад наравне со сверстниками. У мальчика сахарный диабет, администрация сада и школы его не принимает. Также ранее мы рассказывали историю мамы ребенка с аутизмом, которая боролась за право сына получать образование и медицинскую помощь. Учителя и родители настояли, чтобы мальчик ушел из школы, и теперь он вынужден учиться дома.

Самую оперативную информацию о жизни столицы можно узнать из телеграм-канала MSK1.RU и нашей группы во «ВКонтакте».

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter