СЕЙЧАС +22°С
Все новости
Все новости

Гудбай Америка: интервью с девочкой с дождя, студентка американского вуза

Многие помнят песню популярной в 90-х группы Nautilus Pompilius «Гудбай, Америка». Некоторые даже подпевали на концертах ее солисту Вячеславу Бутусову или слышали в фильме «Брат». Она о том, что будущее неизвестно, а туманная страна, в которую лирический герой никогда не попадет навсегда остается недостижимой мечтой. В отличие от него, у Софии Сорочинской получилось переехать в США, познакомиться с американцами, даже бросить журфак в МГУ, а также любимую работу на телеканале «Дождь»*.

София рассказала MSK1 о жизни и студенчестве в Чикаго, отношении местных к русским, политике и жизни за границей в это непростое для многих людей время.

МГУ РАНЬШЕ

— Я большую часть своей жизни прожила в Москве. Два года училась на журфаке МГУ. Хотела стать журналистом, потому что мне всегда нравилось смотреть новости (Смеется). Потом я попала в ШЮЖ (Школа юного журналиста, дополнительные курсы при факультете журналистики МГУ — прим. Ред.), где преподавали прогрессивные и молодые специалисты. Доходило до истерик, как сильно хотела учиться только здесь и нигде больше. Помню, мой преподаватель задумывался над тем, а что будет, если мы все не будем пропускать картеж Путина, а проедем дальше. Рассказывала о законах, которые многих тогда волновали. Например, закон об оскорблении власти, гей пропаганде. Думала, что весь МГУ именно такой — местом, где нам все честно рассказывают, — рассказала студентка.

МГУ СЕЙЧАС

Софа рассказала, что год назад работать в журналистике стало сложно. Цензура, по словам девушки, постепенно начала

— С 2021 года стало очень грустно. Тогда приняли закон об иноагентах и я впервые столкнулась с цензурой. Мы с друзьями решили сделать тик-ток журфака. Нам сказали, что все публикации должны проверяться. С одной стороны, это логично, ведь мы делали контент для официальной страницы. С другой, цензура была до боли смешной. Мы сделали ролик о том, что говорит о тебе любимый журналист. Например, если твой любимый журналист Андрей Малахов, то тебя, скорее всего, воспитывала бабушка. Если Юрий Дудь*, то ты смотрел только интервью с Моргенштерном**. Мне сказали: «Дудя* мы не используем, так как он не согласился, вроде, читать лекцию на факультете, а Малахова вообще оскорбляешь». Хотя декан Елена Вартанова постоянно с гордостью говорит о том, что Дудь* выпускник журфака МГУ. Говорили, что нельзя ничего оппозиционного, хотя я и не делала, — поделилась девушка.

— До сюра дошло, когда у нас был день карьеры. Это мероприятие, на которое приходят представители, конечно, государственных СМИ. Они боялись даже вслух имена произнести, будто вокруг одни Волан-де-Морты сидят. Они говорили: «Я не знаю, могу ли говорить это имя, но это известный выпускник журфака. Он берет на Ютубе интервью». Естественно, когда началась спецоперация, все стало намного хуже. Нам запрещали писать о происходящем, все должны были проходить цензуру администрации. Преподавателей очень много уволилось. Все держится на нескольких последних преподавателях. Некоторые со слезами на глазах говорят: «Простите, пожалуйста, нам запрещают говорить с вами на определенные темы». Одни студенты продолжают бороться, продолжают спрашивать неудобные вопросы. Другие, могут выйти с флагом ЛНР на балюстраду.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter