MSK1
Погода

Сейчас+16°C

Сейчас в Москве

Погода+16°

ясная погода, без осадков

ощущается как +15

0 м/c,

штиль.

750мм 43%
Подробнее
USD 90,99
EUR 98,78
Образование проблема Терпи, казак! Как насилие стало нормой в школе бывшего атамана Войска Донского в Ростовской области

Терпи, казак! Как насилие стало нормой в школе бывшего атамана Войска Донского в Ростовской области

«Если Бобыльченко оставят, то этих детей предали»

Истории об избиениях, поломанных судьбах и хамстве

Виталий Бобыльченко удержался в кресле директора Шахтинского казачьего кадетского корпуса в Ростовской области после избиения девятиклассника Алексея Маринца, о котором мы рассказывали. Департамент казачества ограничился дисциплинарным взысканием «за слабый контроль расписания занятий», материалы процессуальной проверки зависли между СК и МВД. Неужели бывшему атаману Всевеликого войска Донского, почетному шахтинцу и просто «уважаемому человеку» простили оплошность? А если этот случай не единственный? Корреспондент 161.RU Сабина Бондарь поговорила с 13 бывшими и действующими сотрудниками корпуса, с кадетами и родителями, чтобы убедиться: физическое и психологическое насилие в казачьей школе Бобыльченко стало нормой.

Имена некоторых героев публикации изменены. Многие их них — сотрудники или учащиеся ШККК, которые опасаются расправы со стороны руководства. Записи разговоров со всеми героями материала есть в распоряжении редакции. Эти люди готовы выступить открыто, если дело дойдет до суда.

«Я хуже человека не встречал»

— Не мог промолчать. Я хочу, чтобы он больше никогда не мог никому причинить вреда, — так начался разговор с бывшим кадетом Максимом (имя изменено), которому конфликт с директором перечеркнул все планы на жизнь.

Бывший кадет казачьего корпуса встал на защиту любимого педагога и решился рассказать, что произошло

Максим провел в ШККК три года и чуть не доучился до выпускных экзаменов. Опытного кадета сделали куратором шестого класса, чтобы парень учился командовать и обучал молодых тому, что знает. Почетная обязанность и стала причиной проблем.

— В класс пришел новенький мальчик: не соблюдал порядки, не слушался и однажды послал меня на три буквы при своем классе. Я не сдержался, дал ему подзатыльник. Он побежал к директору писать рапорт, — вспоминает бывший кадет. — Меня вызвали [к директору], и, что я там услышал, даже не хочу цитировать. Маты, обзывательства, унижения. Просто втаптывал меня в грязь в присутствии моей матери. Я еле сдержался тогда, чтобы ничего не сказать.

Мать Максима рассказывает, что директор позволял себе так общаться не со всеми: тех, чьи родители «важны и нужны, он оберегает». Таким «непростым» кадетом, по ее словам, был получивший подзатыльник шестиклассник. В беседе женщина вспоминает, как плакала в кабинете директора, не понимая, за что так унижают ее сына. Максим был спортсменом, занимался в театральной студии, часто представлял корпус на соревнованиях и мероприятиях.

Юноша работает, чтобы помочь родителям оплачивать дорогостоящие препараты для лечения

— Последние звонки, 1 Сентября, фестивали, День корпуса — везде. Весь сайт корпуса в моих фотографиях, — рассказывает Максим. — Но после этого случая всё пошло вверх дном. На разводе с меня сорвали погоны — ходил в камуфляже без шеврона, как румын пленный какой-то. Все знаки отличия сняли, просто все… Ничего нет, никаких заслуг, лычки, погоны. Директор стал угрожать, что не доучусь. Я, конечно, понимал, что документы в базе уже есть на экзамены, никак и процесс в обратную сторону нельзя развернуть. Я выпускник. От этого он очень злился. Долго думал, как жизнь мне испортить, наверное, и придумал в итоге.

За месяц до ЕГЭ директор вызвал мать опального кадета и посоветовал «валить из корпуса». Максим начал защищаться, говоря, что доучится удаленно и сдаст экзамены. Совпадение или нет, но вскоре после того разговора кадета избили. Максим уверен, что хулиганов подослало руководство корпуса.

Фотографии после избиения сохранились в телефоне у парня

— Он орал, чтобы ноги моей больше не было в корпусе. Запретил ближе чем на 100 метров подходить к корпусу и переступать порог КПП. Мне нельзя было посещать консультации для подготовки к ЕГЭ, — вспоминает Максим. — Не допустили меня и к выпускному, и к последнему звонку в 11-м классе.

«Это единственный раз в жизни бывает. У всех было, а у меня — нет. Потому что он так захотел»

По словам матери, готовиться к экзаменам Максиму помогала учительница географии Елена Савченко — это та единственная сотрудница ШККК, которая теперь решилась открыто выступить в защиту кадета Алексея Маринца. Она созванивалась с Максимом и проводила консультации дистанционно.

— Весь этот гнет я морально очень тяжело переживал. На нервной почве начались головные боли, это спровоцировало тяжелейший псориаз. Но помогали близкие, родные, друзья, Елена Семеновна [Савченко], и я всё-таки сдал все экзамены, — рассказывает Максим. — Была у меня мечта, из-за которой я и пошел в кадетский корпус. Мечтал поступить в один из престижных военных вузов в Санкт-Петербурге. Мечту мою втоптали в грязь…

Мечту стать военным Максим похоронил

Бывший кадет добрался до Петербурга, отлично сдал экзамены, но провалил медкомиссию: псориаз обострился на нервной почве. Не помогли даже мощные препараты, на которые семья потратилась перед поступлением.

Жалеешь, что мечту не дали исполнить?

— Да, очень, до сих пор жалею. К корпусу отношусь отлично. Почти все преподаватели отличные были, кроме некоторых личностей, которых не буду называть. А именно к директору отношение у меня… наихудшее. В моей жизни еще хуже человека не встречал, наверное. Просто с ничего такие гадкие слова говорить ребенку в присутствии его матери — низко… Могу процитировать самое безобидное, что он говорил: «Я бы тебя ударил, да не хочу руки о говно пачкать». Запомнил почему-то эту фразу. Говорил маме: «Посмотрите, какое вы говно воспитали». И всё это из-за одного подзатыльника за мат младшему по возрасту.

«Никогда ему не прощу этих слов»

Бывший кадет заявил, что порядки в казачьем корпусе порой похожи на зоновские. Руководство цепляется к тем, «чьи родители не поют дифирамбы», и, наоборот, закрывает глаза на проступки «блатных» учащихся.

— Были ребята, которые просто жили в свое удовольствие, что хотели делали, потому что их Бобыльченко покрывал. Ни слова им не говорил. Прямо на построении один кадет однажды чуть не ударил офицера. Там был весь офицерский состав, а он позволял себе кидаться на офицера, говорил матом. Директор просто сказал: «Я его не выгоню, он доучится, потому что я так сказал».

Несколько месяцев парень чувствовал себя изгоем, будучи учащимся ШККК

Историю Максима, которого оставили без возможности доучиться, выпускного и заслуг, в корпусе прекрасно помнят. И после случая с Маринцом обсуждают чаще.

Бывший кадет поменял планы на жизнь — больше не собирается в военные, поступил в колледж, решил готовиться к получению высшего образования.

— Хочу побороть псориаз, но для этого нужны колоссальные суммы, которых у семьи уже нет, — рассказывает Максим. — Днем учусь, а вечером работаю, чтобы иметь деньги. Определенные уколы снижают развитие заболевания, но один такой стоит десятки тысяч. Псориаз до конца жизни не проходит, но моменты обострения нужно лечить. Планирую в этом году сдать ЕГЭ от колледжа и поступить в вуз.

«Нет, мой господин, я не сплю»

Другая история, что с ходу вспомнили все наши собеседники, — про кадета, которого директор якобы бил головой о стену. Мать забрала ребенка из ШККК после примера такого «казачьего воспитания». Дать поговорить нам с сыном Олеся (имя изменено) отказалась, объяснив: мальчик учится в другом месте и пытается забыть всё то, что произошло в Шахтах. Но из уважения к педагогу Елене Савченко согласилась рассказать всё сама, чтобы помочь учительнице отбиться от нападок руководства.

Вокруг корпуса всё говорит о патриотизме и любви к Родине
Кадетский корпус огорожен километровым бетонным забором

— Все терпели и дотерпелись, — говорит мать бывшего кадета. — Прошлой весной мой здоровый крупный сын позвонил, рыдая в трубку. Он мне говорил, что его директор бил головой об стену. Я пулей собралась и поехала в корпус. Время было дневное, но [Бобыльченко] на месте не оказалось. Представляете, он струсил и сбежал, хотя знал, что мать избитого им ребенка едет.

Воинственно настроенную мать уговаривали остыть и предлагали пообщаться с завучем, но женщина наотрез отказалась. Она заявила, что в корпусе совершено должностное преступление, и потребовала объяснений лично от директора.

— Я позвала сына и начала спрашивать, за что директор его избил. Ребенок и его одноклассники рассказали, что сын на уроке математики оперся на руку головой. В это время в класс зашел Бобыльченко, и ему показалось, что кадет спит. После этого он начал орать на него. Так как в корпусе нужно директора называть господин полковник, то сын сказал: «Нет, мой господин, я не сплю». А [Бобыльченко] решил, что сын не тот тон использовал в голосе, якобы издевательский.

Они серьезно его так называют?

— Да, обязаны к нему так обращаться по его приказу — «господин». Бобыльченко схватил моего сына и со всей силы швырнул об стену головой. Потом вытащил его в коридор, пинал до определенного места, где, видимо, не было камер, и начал бить, — так Олеся пересказывает версию кадета о случившемся.

«Всё это время [Бобыльченко] оскорблял ребенка трехэтажным матом при всех. Когда закончил издеваться, сказал: "Сходи в медпункт, мало ли что"»

Такую версию пересказали 13 собеседников редакции, включая бывшего классного офицера Александра Драчинского и экс-заведующую складом Ольгу Шмуль, которые не просили анонимности.

— Как так можно? — продолжает мать. — Сын его до сих пор всей своей детской душой ненавидит. До такой степени, что у нас остались футболки камуфляжные, и когда он идет на улицу, я говорю: «Вот надень». Он отказывается [от камуфляжной футболки], потому что теперь ненавидит всё, что связано с Шахтинским корпусом.

Мать мальчика письменно потребовала от директора объяснить, на каком основании избили ее сына, пообещав пойти в полицию. Бумагу передала через офицера. Разгневанная женщина пригрозила, что посадит его за нанесение телесных повреждений несовершеннолетнему. Заявление передала через офицера. Только тогда директор нашел возможность встретиться с матерью кадета.

Женщина прождала Бобыльченко в корпусе несколько часов, но он так и не поговорил с ней после инцидента с ее сыном

— Этот человек вел себя по-хамски даже при встрече, пытался кричать на меня, оправдывался, что не мог его бить. Когда он понял, что я не успокоюсь и пойду дальше, сменил пластинку, — вспоминает женщина. — Начал говорить, чтобы это я не ругала ребенка и что сын не такой «конченый», как ему сначала казалось. Нормально? О каком чувстве порядочности, чести и долге можно говорить? Этот корпус призван прививать детям насилие, хамство? Я потребовала видео с камер, но мне их никто не предоставил.

По словам матери, разговор с директором был долгим. Она потребовала, чтобы ребенка больше никто пальцем не трогал, пока тот не доучится и не сдаст экзамены, до которых оставалась пара недель. В итоге разошлись миром.

— Может, я смалодушничала и не довела дело до конца, — признаёт женщина. — Этот человек не может контролировать себя и сдерживать эмоции. В какой-то момент он просто не рассчитает силу и убьет какого-нибудь кадета. Мы окончили класс и ушли. И вот — очередной ребенок, Леша Маринец.

«Я искренне желаю, чтобы надзорные органы наказали [Бобыльченко] и лишили права работать с детьми»

Насилие, поборы, хамство — любо?

«Казачий полковник» Бобыльченко возглавляет кадетский корпус последние 17 лет. Параллельно успел побыть атаманом донских казаков, но потерял высокий пост всего через год работы. Бобыльченко критиковали и руководители российского казачества, и рядовые казаки. Оказавшиеся в ШККК офицеры не задерживаются надолго. Негативный флер вокруг персоны Бобыльченко, впрочем, не мешает официальным органам называть его учреждение образцовым, а самого директора описывать как человека, который «зарекомендовал себя исключительно с положительной стороны в деле возрождения донского казачества».

Насилие — норма

Андрей (имя изменено) — еще один кадет, который ушел из корпуса из-за насилия. Мальчику постоянно доставалось от одноклассников: «блатные» били тех, кто не скидывался в «общак».

— Ночью били табуретками, портили кровати. Наши кадеты находили в прорезях стен и в потолке бутылки пустые от водки, коньяка, потом приходили офицеры, думали, что мы пили, и наказывали, — рассказал бывший кадет. — [«Блатные»] кадеты могли мочу с мылом смешать, разбудить и сказать: «Пей». Воровали еду, деньги. Один из наших сказал родителям, что полезет в петлю, если оставят его в 10-м классе. Его забрали.

Андрею больше всего запомнился случай с избиением мальчика-сироты, которому пробили череп подкованным сапогом. Ребенка спасли в реанимации ростовской БСМП.

— Тому парню просто не повезло, но случаев подобных в корпусе просто тьма, — утверждает Андрей. — Всё это произошло, потому что он не заплатил за еду деньги. Один из кадетов снял сапог с подковой и огрел его по голове. Потом всем сказал: «Кто что-то расскажет, я убью». Его все боялись, потому что видели, что рука у него не дрогнула. Потом он его отнес [раненого] в ванную комнату и сказал, что тот упал и разбил голову сам.

С опекуном пострадавшего знакома мать Андрея. По словам Татьяны (имя изменено), той женщине якобы пригрозили, что будет хуже, если скандалу дадут ход.

— Написали, что мальчик якобы сам упал в ванной, потому что у него была эпилепсия. У него пошла пена со рта, но врачи сказали, что это произошло на самом деле от болевого шока, — продолжает Татьяна. — Как можно было списать на придуманную эпилепсию, если с эпилепсией в кадеты не берут?

Офицер Драчинский, который уволился из корпуса после ссоры с Бобыльченко, был свидетелем этого избиения. Именно он отвез к медикам мальчика с пробитой головой.

— Они вернулись откуда-то, и один другого ударил сапогом, на котором была железная набойка. Оба мальчика сироты, — вспоминает Александр Драчинский. — Я его посадил в машину и увез в больницу для госпитализации. Прооперировали, вылечили, помогли как смогли. Второй [кадет, ударивший одноклассника] ушел из этого корпуса. Он учится сейчас в Орловском кадетском корпусе.

О том, как директор ударил о стену другого кадета, Александр тоже знает. По словам офицера, мать была настроена воинственно и хотела посадить бывшего атамана, но в итоге всё утихло.

— Маринец — первый, кто не промолчал. Ну и сыграла поддержка его отца, конечно. Обычно если конфликт был, то приходили, говорили, а директор мог в ответ сказать: «Не нравится — забирайте документы и уходите». Кто-то забирал и уходил, а кто-то «проглатывал» и оставлял своего ребенка дальше учиться.

Отец Алексея Иван Маринец намерен добиваться отстранения Бобыльченко от должности директора ШККК. Мужчина не собирается прощать избиение сына

Недавно уволившаяся из кадетского корпуса Екатерина (имя изменено) подтвердила, что знает обо всех описанных выше случаях. Историю избиения сироты она пересказала так:

— Были на старом кладбище. Дети там пели: «Безумству храбрых поем мы песни…» А те, кто не ездил, то ли пиццу заказали, то ли что. Этот [напавший на другого] кадет зашел и что-то сказал вроде: «Вы что без меня есть решили?» Затеялась драка. Может, это шутка такая была подростковая, я не знаю.

«Была потом для полиции озвучена версия про ванну»

По словам Екатерины, сам Бобыльченко, если поднимал на кого руку, то всегда оттаскивал кадета туда, где нет камер.

— И [история с Маринцом] это далеко не первый случай. Он же не стал его бить в этом спортзале. Он в подсобку его запихнул, потому что знает, что там камер нет. И других он всегда бил не под камерами, — утверждает бывшая сотрудница ШККК. — В коридоре [ударил] головой об стенку, потому что в этом коридоре как раз нет камер. Он очень вспыльчивый, неуравновешенный человек. Директор не контролируется никем. И с каждым годом всё хуже и хуже там. Если Бобыльченко оставят, то этих детей предали.

Екатерина не понимает, почему многие родители годами молчали о насилии в кадетском корпусе. Мать избитого одноклассниками Андрея вспоминает, что директор угрожал обвинить ее в том, что мальчика так поколотили дома.

— Его избили в четверг, а домой он приехал в субботу, и мне сказали, что поздно снимать побои. Директор сказал, что это мы его дома избили, представляете? Потом я выяснила, что это одноклассники.

— Родители и дети боялись директора. Открыл бы кто-то рот, приехал бы с выходных из дома в корпус, а тебя ночью могли избить. Под конец 9-го класса, когда я там учился, очень страшно было ночью, — рассказывает Андрей. — Постоянно приезжали следователи и спрашивали всех, как случилось так, что кадету пробили голову. И все врали, потому что боялись.

Ольга Шмуль ушла на пенсию, после нескольких лет работы заведующей складом. Узнав о случае с Маринцом, она решила рассказать обо всём в ШККК.

— Не дай бог, это произошло бы с моим ребенком, я бы порвала на кусочки всех. Поэтому полностью поддерживаю папу этого кадета [Ивана Маринца]. Молодец, что начал ставить их на место, чтобы впредь никто не смел трогать ребенка пальцем. Сейчас папа Леши защищает не только своего ребенка, но и всех остальных, чтобы впредь было никому неповадно, — считает Ольга Шмуль. — После такого конфликта, после такой шумихи глупо будет, если директора оставят.

«Хочу телегу»: поборы и бесконечные ремонты

Шахтинский казачий кадетский корпус — бюджетное учреждение, которое должно полностью обеспечиваться правительством Ростовской области. Но это не так, рассказывают родители. При поступлении некоторые семьи кадетов ставили перед фактом: нужно отремонтировать класс, иначе детям придется учиться в плохих условиях. С родителей постоянно собирают деньги на ремонт здания, кабинетов, облагораживание территории и прочие нужды.

Несколько человек рассказали нам такую историю: однажды Виталий Бобыльченко захотел купить телегу во двор казачьего корпуса. И потребовал от родителей скинуться.

— Покупают мебель, зеленые насаждения, какие-то ручьи, арт-объекты. Захотелось Бобыльченко для декора во двор телегу и коней — заставил купить. А когда детей обижают, то они языки в задницу засовывают, — рассказывает бывшая сотрудница корпуса Екатерина.

Родителей просят покупать даже корм для многочисленных собак, которые находятся на территории корпуса

Эти слова подтверждает Кристина (имя изменено), чей сын учится вместе с Алексеем Маринцом. По словам женщины, не согласившихся купить телегу наказали.

— По тысяче рублей собрали с каждого кадета на телегу. Кто не сдал деньги, имел проблемы с оценками. Всё это передавалось через родительский комитет, — говорит Кристина. — Отделения ремонтируют родители, но после года пребывания детей часто «переселяют» в другое помещение, чтобы ремонтировали заново.

— Родители звонили в казначейство и говорили, что Бобыльченко заставляет покупать телеги декоративные во двор здания, — вспоминает мать избитого Андрея. — На следующий день директор собрал собрание и сказал, чтобы выяснили, «какая падла» звонила в казначейство и пожаловалась. Дал указание ребенка этих родителей «убрать к черту» из корпуса.

— Если кто-то не платил, то ему не выдавали книжки, одежду, которую должны давать бесплатно, потому что корпус кадетский государственный. Родители возмущались, звонили в казначейство, но там говорили: «Вы что? Там не может быть такого. Бобыльченко все уважают, вы наговариваете», — утверждает Татьяна.

По словам родителей, деньги собирают и на проживание, и на ремонты, и на организацию культурных поездок учащихся — только ездят куда-то нечасто и в основном за свой счет. Самые большие траты — у родителей выпускников. Им нужно скидываться на подарки.

— Нужно вручить подарок отдельно директору, завучу и подарок корпусу, — рассказывает мать кадета Кристина. — Корпусу подарок выходит примерно в 60–65 тысяч с двух классов. Это может быть винтовка какая-нибудь, например. А директору и завучу нужно купить то, что они сами называют. Учителя сейчас как на пороховой бочке. Не все, конечно. Они думают, что если и после такого всё замнется, то просвета не будет в кадетском корпусе.

«Станет просто кошмар, и останется жаловаться только президенту»

«Позор для человека военного» — про хамство руководства

Офицер Драчинский работал с корпусе с августа 2018 года, а в ноябре 2022-го стал заместителем директора по воспитательной работе. Говорит, что вплоть до последнего конфликта Бобыльченко не позволял вольностей в его отношении. Всё-таки Драчинский — подполковник, бывший комбат и участник чеченской войны.

Офицер вспоминает, что Бобыльченко мог уволить офицера только за урну наполовину полную, которую заметил в корпусе

— По воинскому званию Бобыльченко — сержант. Это непозволительно — кричать на офицера, который по званию выше тебя. Позор для человека военного, я считаю. За всё время, что я там был, на моей памяти уволилось масса офицеров — хороших заслуженных людей. Пришел молодой офицер, проработал полтора месяца и тоже ушел. Не хотят люди работать с ним и терпеть его хамское отношение.

«А дети что? Им учиться надо, вот и терпят»

— Это человек переписывает историю нашу. Бобыльченко не признает праздник 23 Февраля, к примеру, — утверждает Екатерина, бывшая сотрудница корпуса. — Большинство наших офицеров были в горячих точках, а им Бобыльченко даже не разрешал этот праздник отмечать. Ну вот как это? Он им в лицо плюется матом. У нас последний, например, офицер ушел и за малым ему не врезал за хамство.

Кристина, чей ребенок еще учится в казачьей школе, подтверждает слова о нелюбви Бобыльченко ко всему советскому. Одного из офицеров он уволил за значок «СССР».

— Руководство ему сказало: «Сними эту [херню]». Офицер в ответ заявил, что ничего снимать не будет, что его дед и бабушка воевали, что он свои погоны честно заслужил. Тогда Бобыльченко указал ему на дверь, и тот написал рапорт.

О травле сотрудников говорит и Ольга Шмуль. По словам бывшего завскладом, только за три с половиной года при ней ушли семь заместителей директора по хозчасти.

— Там все офицеры хорошие. А как мальчика этого, Маринца, обливали грязью, мне рассказали. У мальчишки более 50 медалей. Да он вашему корпусу «лицо умывал», а вы его стаптываете с грязью, — сетует Шмуль.

«Возомнили о себе бог знает что, а по сути дядьки с погонами и красными лампасами, у которых чести и совести нет»

«Мои кадеты не прячутся за чужие спины»

Слова кадета Маринца об избиении бывшим донским атаманом заставили департамент казачества Ростовской области начать служебное расследование. Были встречи с родственниками, беседы с руководством корпуса, десятки объяснительных — да и всё.

В итоге Бобыльченко объявили взыскание за «слабый контроль невыполнения расписания занятий». Избиение кадета в ответе департамента не упомянуто и не прокомментировано. Будто чиновники проверяли распорядок дня в кадетском корпусе, а не отреагировали на слова ребенка о насилии.

В департаменте поругали и отметили «неэффективную организацию профилактической и коррекционной работы»

Уголовное дело с октября так и не возбуждено. В следственном отделе по Шахтам корреспонденту 161.RU ответили, что процессуальная проверка до сих пор не завершена.

— У нас проверка по заявлению именно отца. Конечно, есть статья о нанесении телесных повреждений средней тяжести, но этим должна заниматься полиция, а не мы, — рассказал следователь СК. — Может быть возбуждено уголовное дело, а может быть отказано. Если мы квалифицируем [случившееся] как средний вред по статье 112 УК РФ, то мы его передадим по подследственности в полицию.

При этом результаты проверки передавали в шахтинскую полицию, но та вернула материалы в следком на дорасследование. Как объяснили в ведомстве, назначены медицинские экспертизы, а также «психофизиологические исследования некоторых сотрудников». Дополнительные проверки могут продлиться до месяца.

Медики диагностировали у девятиклассника перелом пальца, ушиб грудной клетки, гематомы

Семья Алексея Маринца дала показания следствию. Мать и бабушка не понимают, почему директор, который занимается рукоприкладством, не отстранен.

— Этот человек не должен находиться в учебном заведении с детьми, тем более с мальчишками. Если его оставят, то это будет аморально, — считает Марина Маринец. — Мы его никогда пальцем не трогали, всегда разговаривали с ребенком. Почему чужой человек себе позволил бить моего ребенка?

Матери никто из корпуса не звонил, ничего не пытался объяснить. А вот бабушку мальчика пыталась уговорить классный руководитель параллельного 11-го класса, которую в ШККК считают близкой к руководству учреждения.

— Я вообще не поняла, зачем она мне звонила, а потом стало ясно. Она хотела урегулировать этот конфликт, но поняла, что я не согласна с таким аморальным поведением администрации. Вот кто она такая, чтобы решать, как нам поступить в такой ситуации?

Семья Алексея Маринца намерена добиться увольнения руководства корпуса и планируют писать в высшие инстанции, если на местном уровне вопрос не решится

Зато под прессингом оказалась Елена Савченко — учительница географии и классная руководительница Алексея Маринца, которая открыто заступилась за кадета. Педагога постоянно дергают в департамент казачества, Следственный комитет и прокуратуру, а руководство кадетского корпуса вынесло ей два выговора подряд.

— У меня каждый день что-то требуют, проверяют. Я пишу, несу то характеристики, то объяснительные, то зачем-то должна писать о каком-то микроклимате в классе. К вечеру уже ноги не несут, но тут нужно отвечать на многочисленные звонки моих выпускников или нынешних кадетов, которые выражают слова поддержки и благодарности, — рассказывает Савченко. — Мои родные кадеты. Не боятся, не прячутся за чужие спины. Спасибо таким выпускникам, они настоящие.

Представление из прокуратуры Савченко принесли прямо во время урока. Педагога обвинили в составлении плохой образовательной программы и отсутствии психолога.

— Я потребовала представление для ознакомления, а они сказали: «В прокуратуре возьмете». Я планирую снять оба выговора, потому что не согласна и прекрасно понимаю, что это сведение счетов.

Когда Савченко забрала представление, то увидела в нем много схожего с тем, что написано в результатах проверки департамента казачества: что в корпусе плохие программы, ничего не ведется, дети сами по себе и психолог не работает.

— Получается, что меры надо принять не потому, что плохие все программы, обучение и отсутствие психолога, а Елена Семеновна плохая и офицер, — говорит педагог. — Нельзя так. Это 15 лет тирании. Бобыльченко — человек без педобразования. Я учила педагогику и психологию пять лет разных возрастов. У меня вела сама Евгения Васильевна Бондаревская. Педагог — это как капля росы на цветке, а цветок — это ребенок. Нужно нежно и бережно относиться к детям с неокрепшей психикой, будь он девятиклассник или одиннадцатиклассник.

«Это дети, которые еще, к счастью, верят в добро и человечность»

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем