MSK1
Погода

Сейчас+14°C

Сейчас в Москве

Погода+14°

ясная погода, без осадков

ощущается как +14

0 м/c,

штиль.

755мм 67%
Подробнее
USD 89,70
EUR 97,10
Семья проблема «Меня мама закрывает в ящичек». Бабушка воюет за внука с родной дочерью. В ход идут запрещенные приемы

«Меня мама закрывает в ящичек». Бабушка воюет за внука с родной дочерью. В ход идут запрещенные приемы

Семейный конфликт уже давно находится за гранью разумного

Марина Владимировна полтора года борется за то, чтобы видеться с семилетним внуком. Мама мальчика запрещает бабушке общаться с ребенком — и не просто так

В Новоуральске Свердловской области разыгралась семейная драма. Бабушка Марина Владимировна пытается лишить свою дочь Екатерину (имя изменено) родительских прав и отстоять свое право видеть внука, которому сейчас семь лет. Екатерина в свою очередь считает, что защищает сына от бабушки: та чересчур опекает мальчика и лишает его всякой самостоятельности. Обе женщины, к слову, официально не работают. Одна уже на пенсии, хотя ей нет и 55, вторая живет на алименты от бывшего мужа. Ей 32 года.

При этом у Марины Владимировны и ее дочери кардинально разные рассказы о жизни в семье. Екатерина говорит, что всё детство провела у своей бабушки, пока мама устраивала личную жизнь, а в 15 лет ушла из дома и начала работать. Марина же уверена, что всё давала своей дочери, одевала ее, кормила, но та была непослушной и неблагодарной. Наши коллеги из E1.RU рассказывают историю этого конфликта.

В 2016 году у Екатерины родился сын Денис (имя несовершеннолетнего изменено). Папа ребенка Владимир (имя изменено) — военный, служит в Крыму. Его отцовство Екатерина установила через суд, сам Владимир приезжал в гости редко.

Екатерина к тому моменту снова жила в квартире со своей матерью. Практически сразу у женщин начались разногласия по поводу воспитания ребенка. Ситуация ухудшилась, когда молодой женщине нужно было лечь в больницу — у нее третья группа инвалидности.

— Она (Марина Владимировна. — Прим. ред.) через ребенка пытается манипулировать моей жизнью. Конечно, она к внуку относится хорошо, но настолько хорошо, что это психологически его калечит, то есть она делает из ребенка растение, так, что он ничего не может сам, — уверена Екатерина. — Она ему давала соски до четырех лет, ребенок приходил домой с истерикой, что дома нет соски. У меня уже все нервы были на пределе. То есть я говорю: «Не надо, убирай», а она мне: «Он так успокаивает нервы». А ведь это прикус, это речь.

«Внука мы не видим по сей день»

На фотографии слева мальчик до того, как его забрала к себе мама. Справа — после. Бабушка уверена, что у Екатерины Денис исхудал и вовсе «стал похож на уголовника»

К августу 2021 года Екатерина с сыном съехала от матери. Пик конфликта пришелся на 27-е число. Денис тогда находился в гостях у бабушки, и повидаться с ним приехал родной отец. Но Екатерина была против встреч папы с сыном и, увидев их на улице, забрала ребенка, а после запретила Марине Владимировне видеться с внуком.

— С того дня и до сих пор внука мы с мужем не видим, хоть и живем рядом, — говорит бабушка.

По ее словам, Екатерина позвала своих друзей, которые якобы жестоко избили Владимира на глазах у сына. По этому поводу отец мальчика писал заявление в полицию, но какое решение по нему приняли — неизвестно.

Марина Владимировна стала регулярно ходить к дочери, чтобы пообщаться с Денисом, но та не открывала ей дверь. А в ноябре 2021-го мальчик якобы сбежал к ней от мамы. Тогда бабушка увидела на теле ребенка синяки. Позже она сообщила об этом в полицию. В декабре сотрудники ПДН забрали мальчика из детского сада, провели экспертизу, которая признала травмы незначительными. Об этом говорится в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 9 марта 2022 года.

— В ноябре 2021 года он был весь синий, когда сбежал к нам, а на его ножке был ожог от сигареты, — говорит бабушка. — Денис орал, вцепился в меня руками и ногами, кричал: «Бабуля, милая, не отдавай меня маме». Но они всё исковеркали, всё по-другому написали. Почему не сразу сняли побои?

Первую судмедэкспертизу ребенок прошел 3 декабря 2021 года. В этом же документе приведены слова соседки Екатерины, у которой мама с сыном жили некоторое время. Показания косвенно подтверждают опасения бабушки
В полиции не нашли доказательств тому, что кто-то специально бил ребенка

Второй «побег» произошел 21 декабря того же года, когда Марина Владимировна встретилась с Екатериной в магазине. Бабушка обратилась в полицию по факту избиения ребенка. Мальчик опять прошел судмедэкспертизу, согласно которой у него были обнаружены пять кровоподтеков на левой голени, два синяка на левом предплечье, два синяка на колене. Мама в свою очередь утверждает, что бабушка силой забрала ребенка — отсюда и были синяки на его теле: мальчика тянули во все стороны.

Повреждения снова признали не причинившими вреда здоровью. Полицейские отказались возбуждать уголовное дело, объяснив это тем, что мальчику досталось из-за того, что обе женщины вцепились в него.

С тех пор Марина Владимировна считает, что ее дочь всячески издевается над внуком: орет матом, бьет и запирает в шкафу (при этом прямых подтверждений побоям нет). Бабушка стала бить во все колокола: вызывать полицию, писать в органы опеки и в службу по делам несовершеннолетних. Но везде ей отказывали и отвечали, что у матери с ребенком всё хорошо.

— Я боюсь, что настанет день, когда она его убьет, я очень боюсь за его жизнь. Она орет на него: «Ты — девка, где твой папашка?», а ребенок плачет. Ко мне он всегда прибегал со словами «бабулечка, любимая», а теперь орет при виде меня как бешеный: «Бабушка, я тебя боюсь, я к тебе не пойду», — говорит Марина Владимировна. — Соседи раньше думали, что это наш ребенок, наш сын. Он мне любил на кухне помогать, мы его и одевали, и обували с рождения.

«Он мне сказал как-то: "Бабулечка, меня мама закрывает в ящичек". Я говорю: "Какой еще ящичек?" А это шкаф в стене»

Вот синяки и ожог на ноге, которые фотографировала бабушка в 2021 году

В качестве доказательства Марина Владимировна прикладывает к заявлениям характеристики от соседей и знакомых семьи (они есть в распоряжении редакции, о них же говорится и в документах полиции). Например, старшая по дому рассказывает, что никогда не видела семилетнего Дениса с мамой: им всегда занималась бабушка. Бывшая подруга Екатерины, у которой некоторое время жила мама вместе с Денисом, описывает ее как агрессивную и неуравновешенную. Якобы она постоянно срывалась на ребенке, орала на него матом и даже била.

Марина Владимировна предоставила в редакцию E1.RU несколько аудиозаписей. На части из них слышно, как мама кричит на ребенка. Бабушка утверждает, что такое происходит чуть ли не каждый день.

Бабушка практически всё происходящее снимает на видео

По версии Екатерины, в ноябре бабушка сама накинулась на них и силой забрала ребенка (это был первый раз). Мама мальчика написала заявление в полицию, но, так как всё произошло без свидетелей, дело не возбудили. Тогда, как мы писали выше, у ребенка первый раз сняли побои. Вот как их объясняет мама:

— Когда меня вызвали в Следственный комитет, чтобы уточнить всё об этом, я сказала: «Вы придите в садик. Посадите всех на стульчики, вот в ряд, в шортиках, и посмотрите на ноги детей». Это маленькие дети и маленькие синяки. Мы ходим на горку, мы ведем активный образ жизни, на тот момент он у меня ходил в секцию кикбоксинга. Ребенок бабушку боится, потому что она на меня кидается.

Екатерина говорит, что ей приходится терпеть все нападки бабушки, которая обращается в комиссию по делам несовершеннолетних, полицию, опеку, прокуратуру, пишет заявления о том, что ребенок истощен и находится в опасности. Каждый раз ей приходится показывать сына силовикам, чтобы те убедились, что с мальчиком всё в порядке.

— Она вместе со своим мужем у меня дважды украла ребенка и держала его у себя. Я обращалась в полицию, писала заявления, но так как это семейный конфликт, мне сказали: «Но это же бабушка». Дверь она не открывала, пришлось идти в Следственный комитет. Туда вызвали опеку, прокуратуру — всех, они ее уговорили дверь все-таки открыть. Она его отдала, но сопровождала прямиком до моего подъезда и всё это время говорила ему, как себя вести, что говорить маме, а что нет, — рассказывает Екатерина.

«В течение полутора лет она вызывала на меня ППС, в неделю это было раза четыре стабильно. Говорила, что я ребенка убила и расчленила»

Она могла и в час ночи полицию вызвать, долбилась в двери, орала на весь подъезд. Мы сейчас живем в соседних домах, она долбит в наши окна. У меня отключен домофон, потому что каждое утро у нас в 06:30 начинал звонить домофон. Она стояла у меня под дверями с диктофоном каждый вечер, — продолжает Екатерина.

В конце октября 2021 года семью навестили органы опеки. Они побывали в трехкомнатной квартире коммерческого найма, где живут Екатерина и Денис, и не увидели, что права ребенка каким-то образом могут быть нарушены.

В ПДН сообщили, что провели с мамой профилактическую беседу, с самим мальчиком всё хорошо

Марина Владимировна в ответ называет дочь гулящей. Она говорит, что лучше бы тогда, в 2021 году мальчика забрали в детдом, главное — чтобы Денис не жил с мамой. Бабушка уверяет, что в квартире Екатерины полная антисанитария, а опека игнорирует этот факт, как и многие другие.

— Начальница нашей опеки просто передо мной дверь закрывает. В детском саду моему мужу, дедушке Дениса, кричат: «Вы ему вообще не родной», у него уже руки опускаются. Ребенок имеет полное право подойти к нам, обнять спокойно, — говорит Марина Владимировна. — В суде никакие мои доказательства не были предъявлены. Нас никто даже не опрашивал, сколько я ни ходила в полицию, сколько плакала, сколько ходила в опеку, в ПДН. Везде в документах написано, что я была опрошена, а со мной никто не разговаривал. Дома у нее свалка, а сам Денис стал такой худющий.

При этом мириться с дочерью бабушка не готова.

— Люди должны быть наказаны. Мне говорят: «Это же ваша дочка, как вы так можете?» У меня вот выбор: внук маленький, мой родной, и у него больше нет никого, мы его растили с самого роддома — и взрослая дочь. Если бы я не слышала никогда этих издевательств, то и провалились бы вы к чертовой матери, расти как хочешь, — уверяет бабушка.

«Ну извините, когда я ребенка вижу в таком состоянии, когда он к нам бежит и просит помощи... Она взрослая, я его выбираю»

Екатерина с сыном ходила к психологу в местный центр «Радуга». Эксперты написали, что мальчик любит и маму, и бабушку, но жить все-таки хочет с мамой.

— Я педант, мне нужно, чтобы всё было по полочкам разложено, тем более я одна. Мне хочется, чтобы ребенок был самостоятельным, — рассказывает Екатерина. — Когда ему было три годика, я ему покупала отдельный пакет, и он складывал туда легкие продукты, помогал мне, да и сейчас помогает. Возможно, она пытается возместить то, что когда-то мне не дала. Она говорит: «Это мой сын», хотя это не ее ребенок. Понимаете, не должно быть диссонанса в плане воспитания.

«Если дома что-то нельзя — значит, и у бабушки нельзя. Но она постепенно убивала мой авторитет в глазах сына»

В результате Марина Владимировна подала на Екатерину в суд на ограничение родительских прав в связи с инвалидностью. Екатерина выиграла суд, а потом подала встречный иск об ограничении общения с ребенком.

Теперь в рамках судебного разбирательства Екатерина настаивает на том, чтобы ее мама прошла психологическую экспертизу.

Вот как мальчик отвечал на вопросы следователя
Органы опеки шесть раз проверяли семью, но не обнаружили ничего плохого

Есть ли шанс на примирение?

Екатерина говорит, что не готова помириться с матерью ни на каких условиях.

— Конечно, я тоже психовала. Мне было неприятно, когда мне говорят, что я наркоманка. Мои нервы на пределе, о каком примирении может идти речь? Тем более стоит вопрос о ее психическом состоянии. Ну конечно нет. Сейчас уже нет однозначно. Тем более ребенок это всё видит, и это подрывает его психологическое здоровье в том числе. У ребенка тоже диссонанс, ведь он ее любит, и его там не обижали, — говорит мама мальчика.

В управлении социальной политики уверяют, что у Дениса нормальные условия проживания и никто его не бьет

В прошлом году Екатерина с сыном специально переезжала в другой район, но бабушка нашла ее и там. Кроме того, бабушка, по словам Екатерины, ежедневно ходила в детский сад к Денису и сопровождала его везде, где только могла.

Свои долги Екатерина не отрицает, она объяснила, что не смогла вовремя заплатить за квартиру и детский сад из-за затянувшегося скандала.

— У меня большие долги, потому что я платила за адвоката, а я одна с ребенком. За полтора года мне пришлось заплатить больше 80 тысяч. Я не идеальная, кричу, матерюсь, у меня нервы тоже не железные. Покажите мне хоть одного человека, который ни разу не накричал на ребенка, и в какой семье ребенок ни разу не услышал мат? Давайте посадим всю Россию тогда. Тем более в том положении, в котором я сейчас, когда у меня каждый день дома ППС, я пишу объяснение, открываю двери. У меня постоянно ПДН, постоянно опека.

«Если надо, я дойду до высших судов. Я ограничу ее в правах, чтобы она даже не подходила к ребенку»

Но ограничить бабушку в правах не получилось, последний суд все-таки встал на сторону Марины Владимировны. Ей разрешили видеться с внуком один раз в месяц.

Разбирательства всё еще продолжаются. Сама Марина Владимировна также обратилась за помощью в СКР по Свердловской области.

«Это больше похоже на американский фильм»

Семейный юрист Ольга Гиренко-Коцуба считает, что в ходе судебных разбирательств запретить бабушке общаться с внуком просто невозможно.

— Это больше похоже на американский фильм, когда друг другу запрещают подходить ближе, чем на 500 метров. Ограничить в родительских правах можно только отца или мать, а бабушка не является родителем для внука. Я не вижу перспектив у этого иска. При этом бабушка может подать исковое заявление об определении порядка общения с внуком. Но обратное обращение, иск об ограничении общения бабушки с внуком — нет, это абсолютно бесперспективно. Конечно, в иске можно написать всё что угодно, но он не будет удовлетворен, — прокомментировала ситуацию юрист.

Прочитайте также о другой семейной драме: екатеринбурженка обвинила бывшего супруга — богача в том, что он два года не дает ей видеться с сыном (и приставил к ребенку охрану). Историю своей борьбы женщина рассказывала E1.RU еще в 2021 году. После она обратилась за помощью к главе СКР Александру Бастрыкину.

При этом влиятельный отец утверждает, что не препятствует встречам сына с матерью — просто ребенок не хочет видеть ее после того, когда она якобы бросила его в аэропорту и улетела жить в другой город.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем