Здоровье Борьба за рождаемость «Остается уповать на врачебное сообщество»: медицинский социолог — об изменениях в работе с абортами

«Остается уповать на врачебное сообщество»: медицинский социолог — об изменениях в работе с абортами

В России стартует пилотный проект «Репродуктивное здоровье»

При Минздраве стартует пилотный проект «Репродуктивное здоровье». Вице-премьер Татьяна Голикова уже дала несколько поручений для профильных ведомств по вопросам абортов. Или, как это называется в официальном документе, по ситуациям «женщин, которые находятся в состоянии репродуктивного выбора».

Предполагается, что в перспективе будут как-то улучшены навыки психологов и медиков, которые консультируют доабортниц. Также Голикова заставила Росздравнадзор посчитать число таблеток для прерывания беременности, проданных в аптеках с начала 2021 года. А Минздраву, кажется, скоро запретят госпитализировать в одну палату тех, кто сохраняет беременность, и тех, кто ее прерывает.

Медицинский социолог Анастасия Новкунская в разговоре с MSK1.RU попыталась предположить, к чему ведут поручения вице-премьера Голиковой, с чем они могут быть связаны и насколько они соответствуют реальной картине в здравоохранительных практиках.

Анастасия Новкунская — научный сотрудник и координатор программы «Гендерные исследования» Европейского университета в Санкт-Петербурге. В 2017 году окончила PhD-программу факультета политических наук и социологии ЕУСПб, в 2013-м — магистерскую программу по социологии ЕУСПб. Поле научных интересов включает в себя социологию здоровья и медицины, социологию профессий и гендерные исследования.

Как сегодня выглядит по факту процесс доабортного консультирования со стороны пациентки? Что женщин не устраивает во взаимодействии с врачами и психологами?

— Есть формальное предписание того, как должно происходить это доабортное консультирование. И есть очень много разных практик, как это происходит на самом деле. Я бы не сказала, что есть одно общепринятое отношение к тому, как это должно происходить со стороны пациентов, психологов или врачей. В этом и есть главная особенность российской системы здравоохранения: обращаясь к формально похожим организациям и специалистам, вы можете столкнуться с очень разным уровнем оказания помощи. Вы идете к специалистам с очень разными идеологиями, очень разными компетенциями и квалификациями.

В самом желании повысить квалификацию врачей и психологов я ничего плохого не вижу. Другое дело, как это будет достигаться и с какими целями.

«Если цель — сделать всё что угодно, но не дать женщине сделать аборт, то это плохая идея. И по отношению к врачам, и по отношению к женщинам»

По отношению к врачам это плохая идея, потому что это как бы усиливает их ответственность за уровень рождаемости в стране. Хотя ее не может быть в этой ситуации. Это очень смешно, но часто врачи — акушеры-гинекологи так себя и определяют: наша ответственность в том, чтобы повышать уровень рождаемости в стране. Но это, конечно, не так.

С точки зрения пациентки это тоже очень драматичная ситуация. Вы приходите за конкретным видом помощи, а по факту вам пытаются в ней отказать. Зачастую манипуляциями, давлением, шантажом, запугиванием и так далее.

Коммуникации с пациентами в российских вузах систематически не учат. А именно при проведении аборта нужно учитывать, что это очень чувствительная ситуация. Вероятно, это не всегда простое решение. Здесь человек находится и в медицински, и в морально-этически сложном положении. И обезличенность, которая, к сожалению, часто встречается в медицинских учреждениях, еще сильнее будет бить по людям в таком уязвимом положении.

Отличается ли прерывание беременности по ОМС от этого же вмешательства в частной клинике?

— Здесь не всегда релевантно различие между помощью по ОМС и платной помощью. И там, и там могут попадаться специалисты, которые практикуют разный подход и разделяют разные убеждения. И в частной клинике вам может встретиться акушер-гинеколог, который из «лучших побуждений» может вас отговорить от аборта. Чуть с меньшей вероятностью, но всё же. Так же в женских консультациях и гинекологических учреждениях, куда вы попадаете по ОМС. Там есть много врачей, которые условно выступают на позиции за право женщины распоряжаться своим телом. И они могут не предпринимать никаких дополнительных действий, чтобы отговорить.

Возможно, при получении платных услуг пациентки чувствуют себя в большей безопасности с точки зрения анонимности — меньше документов заполняется и предполагается, что ваша карточка не попадет в общий доступ.

Еще есть момент с ответственностью врачей. Тут самая коварная кроется штука. Несоблюдение формально предписанных правил зачастую может быть попыткой пойти навстречу пациентке, а в Минздраве это считается нарушением.

Как медики и психологи относятся к вмешательству государства в сферу женского здоровья?

— Нам остается только-то и уповать на позицию медицинского сообщества об обеспечении доступа к абортам. Как показывают история и другие социальные контексты, во многом благодаря их экспертной оценке и позиции получается где-то отстоять права женщин на репродуктивный выбор.

«Та же отмена запрета на аборты в середине 50-х годов сложилась во многом благодаря действиям медицинских профессионалов»

Их позицией была необходимость снимать запрет, потому что это сильно увеличивает количество нелегальных абортов и сильно ухудшает показатели материнского здоровья.

Чем отличаются те женщины, которые покупают таблетку для прерывания беременности, и те, кто всё-таки идет на аборт в клинику?

— Думаю, есть условно пять причин, по которым женщины в лучшем случае самостоятельно проводят медицинский аборт, покупая препарат в аптеке. В худшем случае они прибегают к каким-то традиционным методам.

Первое — желание анонимности. Потому что по умолчанию не все могут позволить себе частные услуги.

Второе — недоверие к институту медицины. Нет гарантии, что, придя в районную женскую консультацию, вы получите хорошую помощь и не получите дополнительной психологической травмы.

Третье — к этим причинам может относиться наличие негативного опыта в общении с врачами. Например, вы до наступления этой беременности уже были в женской консультации и вам там сделали больно.

Четвертая причина — нехватка информации, недостаточная осведомленность о том, какие бывают методы контрацепции и прерывания беременности, какие могут быть побочные эффекты.

Условно, если тебе подружка рассказала, а у тебя нет взрослых, кому ты можешь довериться. И вот тебе старшие подруги сказали: выпьешь, и всё пройдет. Это становится самым доступным источником информации, к тому же еще вызывающим доверие. Близкие связи чаще всего работают как якобы самые надежные.

Пятый фактор — доступность медикаментозного прерывания беременности. В том смысле, что это не дорого. Таблетка стоит 300–400 рублей. Есть она, вероятно, в любой аптеке. Скорее всего, ее вам продадут.

К тому же не надо тратить время, стоять в очереди. Это зачастую оказывается наиболее простым вариантом.

В чем вы видите причину того, чтобы разделить палаты для беременных: отдельно госпитализировать женщин, планирующих аборт, и женщин, сохраняющих беременность?

— Мы проводили исследования с женщинами в разных репродуктивных ситуациях. И тех, кто сохранял беременность, когда у них были какие-то сложности, и женщин, которые совершали медицинский аборт. И мы знаем, что, действительно, это нахождение с очень разными опытами может быть драматичным и травматичным для обеих категорий пациенток.

Вы же общаетесь в палате. И это может усилить тревожность — как у тех, кто сохраняет беременность, так и у тех, кто принял, возможно, это непростое решение — прервать беременность.

И здорово, если профессиональное сообщество оказалось чувствительно к этому. Женщины, даже попадая в одно и то же медицинское учреждение, переживают совершенно разные истории. Это не значит, что они не должны вообще общаться, но они должны сами это регулировать, а не оказаться по факту в ситуации, что обе сейчас страдают, обеим больно, обеим плохо, но они не могут друг с другом поговорить, потому что находятся в максимально противоположных ситуациях.

Самую оперативную информацию о жизни столицы можно узнать из телеграм-канала MSK1.RU и нашей группы во «ВКонтакте».

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько обойдется путь по платным трассам от Черного моря до Москвы
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Мнение
Угрюмые люди, недоступные девушки и плохие авто: 27-летний китаец честно рассказал о впечатлениях от России
Джексон
предприниматель из Гонконга
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
«Чудовищно неблагодарная профессия!»: врач-терапевт откровенно рассказал об ужасах работы в поликлинике
Анонимное мнение
Мнение
Экономят на комплектующих? Честная колонка велоэксперта о цене и качестве байков
Дмитрий Колесник
Рекомендуем