MSK1
Погода

Сейчас-4°C

Сейчас в Москве

Погода-4°

пасмурно, без осадков

ощущается как -7

2 м/c,

южн.

751мм 84%
Подробнее
USD 92,44
EUR 99,90
Дороги и транспорт интервью

«У нас нет такого: "Я же девочка"». Рассказ женщины-машиниста московского метро — о трудовых буднях, работе стюардессой и стереотипах

MSK1.RU побывал в электродепо «Фили», где девушки работают наравне с мужчинами

Дарья Царева уже около года вместе с несколькими десятками женщин работает в Московском метро

На западе Москвы есть небольшое электродепо «Фили» Московского метрополитена. Без специального пропуска на это предприятие просто так не попасть: на входе — усиленный контроль, а по всей территории — высокий железный забор. Буквально в нескольких метрах — большое серое здание с множеством поездов.

«Фили» — первое электродепо в России, где с 3 января 2021 года поездами начали управлять и женщины-машинисты наравне с мужчинами.

Новые поезда «Москва» уже больше пяти лет ходят на Филевской линии, а в кабинах машиниста — 42 девушки, которые лишь на первый взгляд кажутся хрупкими. Они наравне с мужиками выходят рано утром и поздно вечером на работу, справляются со стрессом, везут несколько тонн железа и огромное количество пассажиров.

Из стюардессы — в машинисты метро

Корреспонденты MSK1.RU побывали в электродепо «Фили» и поговорили с одной из машинистов — Дарьей Царевой. На протяжении десяти лет она работала стюардессой в крупных российских авиакомпаниях. Но несколько лет назад решила спуститься с небес на землю (а если быть точнее, то даже под землю) и стать машинистом метро.

Глядя на девушку с темно-русыми волосами в синей юбке и пиджаке, никогда не подумаешь, что она может каждый день возить кого-то из нас в метро. Женщина-машинист — всё еще диковинка для столичной подземки, потому что часть профессий в России так и остаются запрещенными для девушек.

— Я поняла, что хочу воспитывать детей и заниматься семьей, а не рисковать собой. Раньше я работала в национальном авиаперевозчике, а потом — в других популярных авиакомпаниях. А Московское метро — это госпредприятие. Здесь есть определенные социальные гарантии. Женщины полностью защищены, в отличие от негосударственных организаций, — рассказала Дарья.

Во время разговора с машинистом Филевской линии, мы ходили по электродепо. Вокруг нас были ряды составов «Москва». В разных частях здания суетились рабочие в синих жилетках и кепках: что-то чинили, стучали молотками и крутили механизмы на станках. Работа там кипела уже вовсю, хоть людей в депо было не так много — кажется, всего несколько десятков.

По словам Дарьи, оказалось, что и в работе стюардессы, и в работе машиниста есть много общего.

— Работа бортпроводника только с виду кажется романтичной. Когда смотришь на красивую девушку с платочком на шее, то сразу какие-то воздушные веяния возникают. На самом деле, за всем этим милым образом стоит такая железная леди, что мало не покажется. Между этими разными, на первый взгляд, профессиями схоже долгое и сложное обучение, — признается машинист Филевской линии.

«До конца учебы не каждая девушка доходит. Многие просто не могут выучить столько подробной информации наизусть. Это трудоемко»

Как рассказывает Дарья, авиакомпании могут внезапно закрыться, что и произошло с той, где она работала. К тому же, чтобы стать стюардессой, необходимо учить всю теорию на двух языках. В метро с этим попроще.

— Я пошла на курсы подготовки. И у меня был отличный преподаватель, который входил в положение и понимал, что многие девушки не владеют техническим языком. И другие учителя делали так, чтобы мы лучше усваивали материал. Приходилось практически всё учить наизусть, — считает Дарья Царева.

«Это даже не работа, а образ жизни. Ты либо машинист, либо выбираешь другую профессию»

— Со мной на курсе учились еще три девушки. Все остальные — парни. Мальчишки никогда не бросали нас, они всегда объясняли, всегда помогали: «Пошли, я тебе объясню, пошли, покажу». Они очень переживали и хотели, чтобы мы дошли до конца. Кто-то понимает где-то чуть больше, у кого-то техническое образование, у кого-то пять по физике было в школе, — объясняет женщина-машинист.

По словам девушки, переучиваться в уже взрослом возрасте было достаточно трудно, особенно после того, как почти полжизни отдала полетам.

— В жизни всегда приходится что-то выбирать. Решение стать машинистом было абсолютно взвешенное, я долго думала. Взвешивала все за и против. Внутри семьи мы обсуждали. И все близкие спокойно приняли то, что мне нужно было засиживаться с конспектами, хоть я уже и взрослая женщина с ребенком. Скажу честно, было сложно, — признается женщина-машинист.

«У машиниста нет пола»

При этом, как говорит Дарья Царева, стереотипов в московском метро попросту нет. Все друг с другом считаются, независимо от пола. Никого не волнует, «в юбке» ты или нет. Работа в столичной подземке, по ее мнению, не место для слабости.

— Если ты хочешь быть машинистом, приложив определенные усилия, ты им станешь, — четко сказала Дарья. — У тебя нет пола: неважно в юбке ты или в брюках, мужчина или женщина у тебя написано в паспорте, Маша это или Андрей пришли на работу — всё равно. Но при этом все входят в какие-то базовые потребности: прекрасно понимают, что мы люди и тоже устаем.

Когда девушка рассказала, что ушла из авиации работать в Московское метро, то бывшие коллеги очень удивились. Правда, Дарья всё время учебы скрывала от них, что хочет стать машинистом.

— Было удивление, потому что до последнего не говорила, где работаю, — вспоминает Дарья. — Есть некое суеверие, что пока у тебя точно не получилось, ты никому ничего не говоришь, чтобы там не сглазили.

«А я человек, которое долгое время летал, поэтому пока не получила звезду на погоны — никому не говорила про метро»

По словам машиниста электропоезда, когда она впервые вышла на линию, то пассажиры удивлялись тому, что в кабине сидит девушка. Некоторые дети даже показывали своим родителям с возгласами: «Мама! Мама, смотри, там тетенька сидит».

Во время учебы также нет различий между тем, кто пришел на курсы: парень или девушка. Тесты и экзамены едины для всех. У людей здесь уже определенный склад ума. Из 20 кандидаток только 8, например, смогут получить право управлять составом.

— У нас нет такого: «Я же девочка», — с укором говорит машинист. — Да и мы все здесь, как большая семья. К тому же, чтобы стать машинистом, у вас должно быть 100% зрение. Идеальная скорость реакции. Вы должны пройти психологическое тестирование на эмоциональную устойчивость.

«Если вы не сможете во время теста 3–4 часа смотреть на одну точку, то это точно не ваша профессия»

Филевская линия метро, где работает Дарья Царева, по-своему уникальна. В кабине управления находятся сразу два человека: непосредственно машинист и его помощник.

Помощник машиниста должен контролировать показания светофоров и следить за скоростью, помогать машинисту наблюдать за посадкой и высадкой пассажиров, а в случае необходимости быть готовым применить экстренное торможение.

— Для нас построили отдельное здание, потому что мужчины и женщины спят в разных корпусах. В наших комнатах мы можем попить чай, поспать, есть место для релаксации, душ и так далее. Начальство нас бережет, — с улыбкой говорит Дарья Царева.

После этого мы забрались по небольшой лестнице в кабину машиниста. Это небольшое пространство, где сидит машинист и управляет поездом. Первым делом в глаза бросается большая приборная панель с множеством разноцветных кнопок и мониторов.

Есть некое сходство с кабиной пилота, у которого также за спиной несколько сотен пассажиров, а в управлении — огромная железная машина. И от его действий зависит судьба множества людей.

Из чего состоит день машиниста?

По словам Дарьи, в метро всё работает по часам. Она рассказала, как устроен типичный день машиниста.

— Смена машиниста максимально длится 8,5 часа, не больше. И минимально время — примерно 5 часов. Эти нормы никто никогда не нарушает. Всегда у тебя установленный график, Если написано, что ты 18:18 закончил, значит всё, уходишь домой и никаких переработок. Ночная смена длится от двух до четырех часов, — объяснила Дарья Царева.

«Это работа повышенной опасности. Нельзя переработать — это риск. У вас за спиной 3000 человек и 300 тонн. Это никому не нужно»

Каждая смена машиниста начинается с медицинского осмотра, где измеряют пульс, давление и наличие алкоголя в организме. Если есть какое-то малейшее отклонение, то на линию человека не выпускают.

— Каждый машинист знает свои биоритмы наизусть, — объясняет Дарья. — И у каждого из них есть понимание того, сколько времени им необходимо спать, чтобы быть отдохнувшим перед сменой, а также когда лучше позавтракать — перед сменой или в перерыве. А после этого берем документы и маршрутный лист, потому что метро — это живой организм. Здесь постоянно что-то меняется: ремонт на участке, другая скорость на участке.

С графиком в московском метро все-таки очень строго. По словам Дарьи, если машинист почувствовал себя плохо и не предупредил руководство минимум за 3 часа до начала смены, то могут депремировать или попросить писать объяснительную.

От руководства ничего не скрыть

Несмотря на то, что работа в метро — это система, всякие случаи так или иначе происходят. Дарья рассказала, что должны делать сотрудники столичной подземки, если почувствовали себя плохо. На линии может произойти всё что угодно: прихватило сердце или случился внезапный приступ отравления.

— Система устроена так, чтобы у нас таких происшествий на линии не было. В кабине есть специальное устройство «Антисон», оборудованное специальными датчиками и камерой, которая постоянно следит за концентрацией машиниста. Всё это происходит в онлайн-режиме. Если машинист более 15 секунд не смотрит в устройство, то оно начинает сигнализировать. В первый раз просто издает пронзительный сигнал. Но сообщение уже поступило в ситуационный центр, — рассказывает машинист.

— Если машинисту по какой-то причине станет плохо — поезд полностью остановится. Об инциденте уже будет знать ситуационный центр и линейный пункт. А к составу направится машинист-инструктор, — говорит Дарья.

Машинист, независимо от ситуации, должен понимать всю ответственность. Если прихватило живот, то сотрудник метро должен довезти состав до конечной точки.

— Если мы говорим об участке «Александровский сад» — «Кунцевская», который занимает 22 минуты 30 секунд. Вот хочешь или не хочешь, надо тебе или не надо. Эти 22 минуты 30 секунд должен проехать максимально сконцентрированным, — объясняет машинист.

«Это не поймет земной человек»

Машинисты во время подготовки обучаются еще тому, как вести себя в такой стрессовой ситуации.

— Мы отрабатываем такие моменты. Регламент такой: если вы увидели, не важно, там человек или посторонний предмет, обязаны экстренно остановить поезд. В этот момент огромная машина встанет колом на скорости примерно в 60 км/ч. Но мы делаем всё возможное, чтобы пассажиры не травмировались — мягко останавливаем состав, — объясняет Дарья.

«На работе в подземке случается всякое. Мы уже понимали, на что шли и какие истории могут быть»

Несмотря на трудности, Дарья Царева не жалеет, что ушла из авиации в Московский метрополитен. Девушка исполнила свою давнюю мечту — купила собаку, начала проводить больше времени с семьей, заниматься хобби, для которых раньше не было времени.

— Мне хочется ходить на работу, потому что сплю я дома, а не непонятно где, как это было на прежней работе стюардессой, — с улыбкой говорит Дарья Царева. — Раньше из-за графика работы я не могла себе позволить такую роскошь, как собака. Но теперь она у меня есть, потому что ее вижу каждый день. Эти моменты не поймет «земной» человек. Я не нервничаю, когда что-то происходит. Я очень горда за то, что у нас в Москве есть такая возможность для женщин. Хочется, чтобы девушек в метро стало больше.

Что еще почитать

Самую оперативную информацию о жизни столицы можно узнать из Telegram-канала MSK1.RU и нашей группы во «ВКонтакте».
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем