Происшествия Теракт в Crocus City Hall «Студенты рассуждают, какой бронежилет купить». Оператор, спасший 17 человек из «Крокуса», — о том, что было во время и после теракта

«Студенты рассуждают, какой бронежилет купить». Оператор, спасший 17 человек из «Крокуса», — о том, что было во время и после теракта

По словам Ивана Поморина, с каждым днем приходит осознание того, из какого ада удалось выбраться

Иван и его команды должны были снять концерт «Пикника»


Концерт «Пикника» в «Крокусе» 22 марта должна была снять операторская команда из почти 20 человек. Благодаря ее главе, преподавателю в Институте кино и телевидения Ивану Поморину, все они остались целы. Группа быстро выбежала из концертного зала, и уже к ночи все были по домам. Но осознание того, что на самом деле произошло, пришло позднее: теперь студенты Ивана рассуждают о том, какой бронежилет лучше купить, а он сам планирует сводить всю команду к психологу.

MSK1.RU поговорил с Иваном о том, как всё происходило, как воспринимаются трагические события спустя несколько дней и какие вопросы возникают.

«Бросаем всё и выходим»

Музыканты «Пикника» пригласили команду Поморина снять предстоящий концерт в «Крокусе». Подготовка началась еще за три дня до выступления. В часы перед началом концерта предстояли финальные штрихи — дорасставить камеры, разложить оставшуюся аппаратуру.

— Я доехал до «Крокуса» на метро. Там мой рюкзак проверяли больше, чем когда мы заносили технику в «Крокус Сити Холл», — вспоминал Иван.

Позицию каждой камеры обговаривали со службами пожарной безопасности, так что процесс был кропотливый. Оператор вспоминал, что обычно такая подготовка идет час-полтора, а в этот раз всё никак не ладилось — технические вопросы решались вплоть до самого концерта. Примерно в 19:55 выступление постепенно должно было начинаться, оркестр уже занял места на сцене.

— Вдруг по гарнитуре Женя Маринов, который на дальней камере стоял, говорит, что какая-то ерунда, — вспоминал Иван в беседе с MSK1.RU. — Какие-то выстрелы, пальба, в общем, что-то не то. Я сам услышал хлопки по гарнитуре. У меня несостыковка: я вижу, что снимает камера, и там все нормально, и слышу, что говорит Женя. А у него характер такой, что он просто так шутить не будет.

Вдруг у меня сработал какой-то инстинкт самосохранения и сохранения ребят. Я сказал ребятам: «Бросаем все и выходим».

Он объяснил, что тогда еще толком ничего не было ясно, ведь автоматчики еще не вошли в зал. Зрители сидели на месте: им могло показаться, что отзвуки хлопков — это часть пиротехнического шоу.

— Меня послушали операторы, поняли, что я не шучу, и начали выходить. Кто-то что-то на себе унес, но почти все вещи у нас остались там. Мы выбрались одними из первых и вышли в холл служебного входа. Я понимал, что там узкое место, люди толпятся. Чтобы не образовалась пробка, мы навалились и открыли вторую створку металлической двери и расширили поток проходящих людей.

На выходе они встретили супругу басиста группы Марата Карчевного Марину. Она не понимала, что происходит: толпа людей бежит из зала через служебный выход до начала концерта.

Двум студенткам Ивана, которые должны были снимать концерт с балконов, повезло меньше — они не успели выйти вместе с остальной командой. Позднее они рассказали коллегам, что застали момент атаки террористов. Когда автоматная очередь, пролетавшая мимо них, ослабла, кто-то рядом с ними сказал бежать. Девушки видели, что в тот момент налетчики бросали на кресла и занавес коктейли Молотова.

Студентки блуждали по «Крокусу». В одном из подвальных помещений, когда они включили фонарик, голоса из темноты приказали выключить его, ведь так можно стать легкой мишенью для автоматной очереди. Присоединились к толпе на улице девушки минут через десять.

Изначально команда хотела пойти к метро, но Иван решил, что там может возникнуть новая толпа и появятся новые жертвы, так что было принято решение идти в другую сторону.

— По мере ухода от «Крокуса» мы всё больше видели, как крыша здания обрастала огнем. Стоя у моста на МКАД, мы увидели и дым от пожара, и бесконечный поток скорых.

Доехав до Тушино, группа села пить чай и отогреваться — многие бежали по холоду прямо в футболках. Уже оттуда все поехали по домам.

— Чтобы снизить количество звонков от родственников, мы все записали сторис в соцсетях. Договорились, что спишемся, как все будем по домам, и поехали домой. Хочу сказать спасибо «Яндексу», что вернули деньги за поездки оттуда.

Когда я приехал домой, меня усадила за стол супруга и сказала: «Давай выпьем». Ее всю трясло, а я был рад, что все доехали.

— Мы выпили по рюмке крепкого. Дочка уже спала, мы лежали в кровати, когда моя мама позвонила жене. Ночью жена ее успокоила, что я дома и всё хорошо. Я на следующий день позвонил ей и рассказал, что тогда произошло.

Иван не читал новости — сразу лег спать. Сон был беспокойный, и проснулся он рано утром. Сразу начал звонить всей команде, а после поехал в «Крокус».

«Понял, из какого ада мы вышли»

По словам Ивана, изначально все были рады, что выбрались и смогли приехать домой. Осознание пришло только на следующий день, когда он поехал в «Крокус» посмотреть, что произошло с его машиной (на ней везли технику). Автомобиль стоял прямо у территории пожара, так что ничего не сохранилось.

От полицейских я узнал число жертв на тот момент. Только тогда я понял, из какого ада мы вышли. Буквально десять секунд задержки стоили бы жизней.

— Нас гарнитуры связи реально спасли, и благодаря тому, что мы вышли, мы, я надеюсь, смогли спасти какое-то количество людей. Если бы двери мы не открыли, давка бы продолжалась. Мы еще не были в такой панике, поэтому смогли более или менее трезво рассудить.

Иван упомянул, что в интервью другие очевидцы, ссылаясь на его слова, говорят, что операторы смогли узнать о произошедшем немного раньше остальных. Он объяснил: он бы не простил себе, если бы кто-то из его подопечных пострадал. Поэтому он в первую очередь думал о них, ведь их действия он мог координировать через гарнитуру.

— Нам повезло: мы знали, куда идти. Обычный зритель вряд ли бы понял, что надо бежать за кулисы. Тут возникает вопрос: почему служба охраны не занималась эвакуацией? Потому что когда мы вышли в предбанник, там два охранника стояли у экранов в ступоре как истуканы.

Эмоции людей понятны, но не кажется ли, что эвакуацией должны были заниматься охранники, а не операторы и 15-летние гардеробщики?

«Становится только хуже»

На своей странице во «ВКонтакте» Иван рассказал, что планирует судиться с теми, кто отвечал за безопасность на концерте. В разговоре с MSK1.RU он упомянул, что в технике они могли занести в зал всё что угодно — досмотр был минимальный.

— Это моя человеческая реакция на систему безопасности «Крокуса». С кем конкретно мы будем судиться, это отдельный вопрос. Но я чисто по-человечески оцениваю работу службы безопасности как непрофессиональную. У юриста потом может быть другая позиция.

В социальных сетях Иван шутит, что 22 марта — его второй день рождения

— Спустя почти неделю вам удалось как-то восстановиться после того вечера?

— Нет, становится только хуже. Особенно повлияло на девчонок, их сильнее зацепило. У меня ребята на полном серьезе обсуждают, какой бронежилет лучше носить. Какие кевларовые пластины в рюкзак вшивать. Так что ничего не проходит бесследно. А я как человек, который их оттуда вывел, я смотрю, что с ними происходит, и понимаю, что моя зона ответственности продолжается. Я организовываю им сейчас психологическую помощь, люди нам пытаются помочь и собирают средства, это ректор организовал. В пожаре ведь сгорело техники на 15 миллионов рублей и все наши документы.

— За новостями сейчас следите? Мемориал, суд над предполагаемыми террористами.

— Мемориал — это правильно, это должно быть. Души умерших всё видят. Эта трагедия должна быть отмечена здесь. Судьба террористов меня не очень интересует — меня больше волнуют мои окружающие и близкие. Важнее понять, как помочь тем, кто выжил или родственникам погибших и пострадавших.

Позднее стало известно, что в «Крокусе» погибла коллега Ивана Поморина из ГИТРа. В день теракта волонтерский отряд из университета звонил студентам, которые могли быть там, но наткнулись, что на концерте была преподавательница Ирина Фирсова.

Напомним, вечером 22 марта в подмосковном концертном зале «Крокус Сити Холл» раздались выстрелы. Четверо налетчиков в камуфляже открыли огонь по людям, собравшимся на выступление группы «Пикник», а после подожгли здание. Всю актуальную информацию о трагедии мы собираем в отдельном сюжете.

Самую оперативную информацию о жизни столицы можно узнать из телеграм-канала MSK1.RU и нашей группы во «ВКонтакте».
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY1
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем