СЕЙЧАС -10°С
usd 61.77
eur 64.99
Все новости
Все новости

«90% — по вине человека». В Гринпис рассказали, как добровольцы тушат лесные пожары

Сил пожарных и техники МЧС не хватает, поэтому помогают все, кто могут

Лесные пожары бушуют не только в Рязанской области. Леса горят в Нижегородской, Ивановской областях и многих других регионах страны

Поделиться

Уже две недели москвичи почти каждое утро чувствуют запах гари, а на улице виден смог. Произошло это из-за крупного лесного пожара в Рязанской области. Но леса горят сейчас не только под Рязанью. Очаги пожаров есть во Владимирской, Нижегородской, Ивановской областях, а также в Подмосковье. Множество очагов можно увидеть в республике Коми, Ханты-Мансийском округе и других регионах страны.

Сил пожарных и техники МЧС хватает не всегда, и на помощь часто приходят добровольцы из Гринпис. Корреспондент MSK1.RU поговорил с руководителем противопожарного направления российского отделения Гринпис Софьей Косачёвой. Она рассказала о ситуации с лесными пожарами в России, и с какими проблемами сталкиваются при тушении.

— Какая сейчас ситуация с пожаром в Рязанской области? Как помогали добровольцы Гринписа?

— Пожар еще действует, то есть здесь рано еще отмечать победы, но при этом [26 августа] было заявление губернатора о том, что он локализован. В основном сейчас за этим пожаром мы следим по спутниковым данным. Наша команда оттуда уже уехала и помогает на другом пожаре.

Очень хочется верить, что эта информация о локализации соответствует реальности. Локализация — это момент, когда пожар перестал расти по площади.

Но распространение — уже очень важный аспект, и надеюсь, что будут спутниковые данные, которые смогут подтвердить эти слова, потому что сейчас на этот пожар стянуто огромное количество количество сил. К сожалению, дым, доходящий до Москвы, привлекает внимание к пожарам гораздо больше, чем дым, доходящий до Якутска, Ханты-Мансийска — тех регионов, которые и в этом году, и в прошлом сталкивались с плотным задымлением, в котором не было видно на расстоянии десятков метров и в котором люди жили месяцами.

С другой стороны, чисто по-человечески понятно, что в Москве проживает огромное количество людей, и задымление для Москвы тоже не полезно, как и для любых других людей, и то количество внимания и сил, который уделены пожару, тоже понятно, почему. С другой стороны, когда так много людей, так много разных структур и разных ведомств участвуют в тушении одного пожара, всегда есть сложности с управлением, потому что лесные пожары очень сильно отличаются от городских, и профессия лесных пожарных несмотря на то, что часть оборудования действительно схожа и есть похожие моменты, всё-таки достаточно узкая специальность, которой должны заниматься непосредственно лесные пожарные.

Горящий лес в Рязанской области

Горящий лес в Рязанской области

Поделиться

Сейчас там стянуто много сил и МЧС, и даже коммунальных служб, служб ЖКХ, которые, с одной стороны, усиливают (формально, по крайней мере) общую группировку, с другой стороны, всё равно остаётся дефицит именно узких специалистов, профессионалов, которые могут непосредственно участвовать и понимать, что происходит, именно на лесном пожаре, потому что все происходит не так, как в пожарах в высотных зданиях, торговых центрах, нефтебазах. Везде есть своя специфика.

Наша команда приезжала туда отдельно. Изначально это была просьба министерства природных ресурсов по оказанию помощи Окскому заповеднику, тогда пожар продвигался в сторону Мещерского национального парка. Но в результате оказалось гораздо полезнее участвовать на северо-западном участке, где огонь шёл в направлении населённого пункта Ольгино. И на западном участке есть река Пра, к которой подходил пожар, и было важно не допустить перебросов на левый ее берег, чтобы хотя бы на этом фланге пожар смог бы остановиться, удержаться, не переходя дальше на новые территории. И наша команда принимала участие как раз на работе с перебросами через реку Пра, и на помощь специалистам, в том числе Авиалесоохраны, местных лесничих, бойцов пожарных частей на работе на этом участке.

Поделиться

Благодаря нашим сторонникам в Гринпис есть достаточно большое количество профессионального оборудования. Это и плавающие мотопомпы, которые могут по несколько тонн в минуту перегонять воду, заливать дополнительные каналы, создавая опорные полосы для проведения отжига в сторону продвигающегося пожара. Это одна из стандартных технологий по тушению лесных пожаров. Также квадроцикл, вездеход, то есть те инструменты, которые позволяют доставить людей в трудные места. Мелкие переносные небольшие мотопомпы, которые позволяли быстро переставляться и тушить перебросы через реку.

Выполнив задачу на этом участке локальную, о которой нас просили помощь, к тому моменты туда уже было стянуто такое количество сил, что наши силы мы оттуда сняли, потому что пришёл запрос о помощи с пожаром в Ивановской области.

К сожалению, сейчас недалеко от Москвы действует не только пожар в Рязанской области. Многие наслышаны о нижегородском пожаре, который тоже развивается и превысил уже 7 тысяч гектаров по площади, пройденной огнём, по спутниковым данным. Развиваются пожары во Владимирской области, в Ивановской, и это пожары, в том числе, которые начались на торфяниках осушенных.

Это пока еще пожары на начальных стадиях, где профессиональное оборудование и небольшое количество людей могут в корне переломить ситуацию и не допустить такого же катастрофического развития, как с рязанским пожаром.

Поделиться

— Какая сейчас ситуация с пожарами в России в целом? Где еще горят леса?

— Если по площадям смотреть пожаров, то центральный регион сейчас не в самой плохой ситуации. Пожары продолжают действовать в Сибири и на Дальнем Востоке. И здесь важно, конечно, поставить акцент на том, что не должно быть разницы по вниманию к пожарам в зависимости от того, где человек живет. То есть ценность человеческой жизни одинакова вне зависимости от того, где он: в Москве или в Якутске. Но, к сожалению, если дым доходит до Москвы, это притягивает гораздо больше внимания, сил, ресурсов и попыток что-то с этим сделать, переломить ситуацию, чем пожары, которые находятся далеко от столицы.

— В Сибири и на Дальнем Востоке в прошлом году тоже были пожары. Пожары происходят ежегодно. Если сравнивать, например, с прошлым годом, сейчас ситуация с пожарами лучше или хуже?

— Прошлый год, 2021, был самым большим по площадям, пройденных огнем: общая площадь составила более 18 миллионов гектаров. Это, к сожалению, рекорд с начала века по тому, как мы проходили пожарный сезон.

Это каждый год удивляет, как проблема сохраняется, но при этом, в зависимости от того, куда доходит дым, очень по-разному на нее реагируют. При этом проблема системная. В целом у нас есть большое недофинансирование бюджета лесного хозяйства и, несмотря даже на заявления о повышении субвенций в этой сфере, пока всё равно, к сожалению, недостаточно. Условно, повышая даже в два раза субвенции в какой-либо регион, но когда там денег не хватает на порядок больше, это помогает точечно в каких-то местах, но системно, к сожалению, не переламывает ситуацию.

— Какие проблемы есть у пожарных в России?

Основных проблем у нас две: проблема не столько в недостатке денег на новые бульдозеры и тракторы (хотя и этого тоже во многих регионах нет), у нас большая проблема непосредственно с людьми.

— Не хватает в первую очередь именно людей на местах, на земле, которые бы в первую очередь на ранних стадиях обнаруживали пожары, могли бы собирать людей и оборудование на тушение пожаров на ранних стадиях.

И это не вина тех людей, которые работают на земле, что они что-то не успели сделать, а это на самом деле их беда, потому что количество ответственности, которое им вверено, несопоставимо с теми возможностями, которые им дают. И у нас очень часто обвиняют лесников в том, что они что-то не успели сделать вовремя, и из-за этого так произошло, но в реальности им никто не дал возможности сделать этого вовремя. Поэтому здесь вопросы должны быть скорее к федеральному уровню о распределении бюджета и системном видении развития дальше лесного хозяйства.

Поделиться

При этом сейчас есть слухи и разные рассуждения о передаче лесного хозяйства и Авиалесоохраны МЧС, и мы, со стороны Гринпис, не поддерживаем этого решения.

Бойцы пожарных частей умеют очень классно работать в домах, тушить высотные здания, торговые центры, нефтебазы, и очень важно, чтобы они оставались специалистами в этом направлении, поддерживали свою квалификацию.

Лесные пожарные — это специалисты работы на ландшафтных пожарах, в природной среде. Несмотря на некоторую схожесть: и те, и другие — пожарные, и даже части оборудования, которые совпадают, во многом всё-таки и оборудование, и технологии, и тактические схемы различаются. И здесь важно, чтобы проблемами лесных пожаров занимались те люди, которые умеют этим заниматься. Оптимизация и укрупнение всего в единую систему МЧС, к сожалению, потребует большого количества дополнительных ресурсов на выстраивание новых систем управления, но никак системно не поможет тем людям на земле, увеличению количества штата на земле, которое необходимо для решения этой проблемы.

Плюс, если решение по развитию лесного хозяйства будет приниматься людьми, которые никак с лесхозом ранее не работали, и, в том числе, с лесными пожарами, с особенностями лесных пожаров, то здесь нет причин думать, что это нам как-то поможет, и вообще, может быть хорошим решением.

24 августа, когда была пресс-конференция, совещание по лесным пожарам с президентом Владимиром Путиным, там это тоже обсуждалось, и один из аргументов было как раз то, что это потребует больших ресурсов, но не решит проблемы. Мы советуем не продвигаться в эту сторону, оставляя тушение лесных пожаров узким специалистам, которые это умеют делать, которые могут принимать решения в этой сфере.

— Что можно сделать, чтобы привлечь больше людей, которые будут тушить пожары на ранних стадиях?

Это многосторонний процесс, то есть помимо выделения больших бюджетов постоянных, не разовых, которые «вот, сейчас произошла катастрофа, вот вам деньги, обновите или докупите технику». Системное увеличение, которое позволит увеличивать штат сотрудников, — это с одной стороны. С другой стороны — это работа с причинами пожаров. 90% пожаров на территории России происходят по вине человека.

И это начиная от простых людей, с которыми нужно работать и просвещать, чтобы тушили костры, не бросали непотушенными окурки, чтобы вообще следили за обращением с огнем в природе и соблюдали те правила, которые вводятся при наступлении сухой и жаркой погоды.

Должен быть внесен также ряд законодательных изменений. Сейчас в Гринпис действует петиция, где мы предлагаем людям вместе с нами обратиться к правительству по двум важным пунктам. Про сокращение зоны контроля, то есть тех регионов, где решением региональной комиссии по чрезвычайным ситуациям может быть принято решение не тушить какие-либо пожары.

То есть риск возникновения пожаров гораздо больше, чем только от природных причин, это доходит достаточно быстро до населенных пунктов, а также до особо охраняемых природных территорий, заповедников, которые потом уже приходится тушить не как маленькие локальные пожары, а это целая масштабная катастрофа, которая до них доходит, потому что изначально приняли решение этот пожар не тушить.

Были уже заявления в этом году о том, что будут сокращаться зоны контроля, это очень правильный шаг, но не повод опускать руки, потому что этого пока недостаточно.

Второй момент — это на законодательном уровне тоже работать. Второй пункт нашей петиции — это про отказ от огневых практик в любом лесном хозяйстве. В первую очередь в рамках рубок, в рамках дереводобывающей промышленности, способов утилизации порубочных остатков, каких-то веток, ненужных деревьев, не подходящих под тот продукт, который хотят продать. Это сваливание в кучу и поджигание всего этого.

Есть определенные правила, что это можно делать только в зимний период, что нужно опахивать это, нужно оборудование и люди, которые будут следить. Тем не менее, часто эти правила не соблюдаются, и, так как у нас нет сейчас возможности контролировать это, налаживать работу надзорных органов, то проще от этой практики отказаться, сделать ее незаконной и ввести другие правила перемалывания в опилки, мульчирования, продажа или просто отдача этих порубочных остатков для местного населения.

Люди не могут просто купить дрова для того, чтобы обеспечить себе базовые потребности в тепле, приготовлении еды и так далее в сельской местности.

С трех сторон можно работать: усиливать те структуры, которые борются с пожарами, законодательно сокращать вероятность возникновения пожара и работать с населением, потому что мы те, кто первые влияют на количество пожаров в нашей стране.

Ранее MSK1.RU поговорил с климатологом, который объяснил, стоит ли москвичам ждать повторения 2010 года, когда смог накрывал столицу по несколько дней и даже проникал в метро.

Самую оперативную информацию о жизни столицы можно узнать из телеграм-канала MSK1.RU и нашей группы во «ВКонтакте».

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость