20idei
СЕЙЧАС +12°С
usd 60.25
eur 58.24
Все новости
Все новости

«Морально устаревшие пятиэтажки меняют на уже морально устаревшие "человейники"». Архитектор — о реновации в столице

Алексей Кротов объясняет, почему реновация в Москве — не самая хорошая идея, особенно сейчас

ds

Новые дома, построенные в Москве по программе реновации

Поделиться

Несмотря на очевидный кризис в экономике, столичные власти не собираются корректировать программу реновации. В начале апреля руководитель департамента строительства Рафик Загрутдинов заявил, что в 2022 году в Москве нужно построить 1,2 млн кв. метров жилья. На эти цели из бюджета столицы выделяется 150 млрд рублей, что на 50 млрд рублей больше, чем годом ранее.

Мы побеседовали с москвичом и архитектором Алексеем Кротовым о том, как отражается реновация на облике столицы и что ждет город в эпоху санкций.

— Вы давний противник реновации. Почему?

— Реновация в Москве изначально задумывалась как коммерческий проект, не социальный. В интересах группы структур, включая столичную администрацию и крупный девелоперский бизнес. Когда город построен, массовое жилищное строительство должно прекратиться и уступить место капитальному ремонту, модернизации, реконструкции всего существующего. А у нас сейчас идет строительство миллионами квадратных метров. Его в крупных городах не должно быть. Горожанам столько жилья не нужно, здесь смертность выше рождаемости, а строительство ведется ради приезжих из малых городов и населенных пунктов, которые вымирают. Провинция превращается в пустыню.

Алексей Кротов — архитектор, почетный строитель Москвы, генеральный директор «Архитектурной мастерской Кротова». Летом 2017 года, в разгар кампании по реновации в столице, продемонстрировал свою инновацию — реконструированную по собственному проекту пятиэтажку на Химкинском бульваре. Здание «выросло» на 4 этажа, вместо 100 квартир стало 120. Одну из них, пятикомнатную, купил и сам архитектор, который живет в реконструированном здании вместе со своей семьей.

— Почему? Как развиваться большому городу, в котором растет количество жителей?

— Смотрите: в России огромный жилой фонд — около 4,5 млрд кв. метров жилья. Он требует капитального ремонта раз в 25–27 лет, потому что со временем приходит в аварийное состояние. Первый капитальный ремонт пятиэтажек в стране — а это примерно 500–700 млн кв. метров — пришелся на 90-е годы и по известным причинам не был осуществлен. Второй капитальный ремонт должен происходить сейчас. Но вместо ремонта нам говорят: пятиэтажный жилой фонд устарел, мы его снесем и создадим новый. Но важно понимать, что те многоэтажные дома, которые сейчас возводятся вместо существующих пятиэтажек, через 50 лет также благополучно морально устареют. Вы тогда и их снесете? Этот вопрос я однажды задал Сергею Лёвкину, руководителю департамента градостроительной политики Москвы. Ответа так и не получил.

Дом, построенный по программе реновации, по адресу Кавказский бульвар, вл. 40

Дом, построенный по программе реновации, по адресу Кавказский бульвар, вл. 40

Поделиться

Градостроители нам сейчас предлагают цикличность работы. Каждые 50 лет ломай и заново строй. Мол, в Японии так и делается. Но Япония на островах, у нее территории нет, а количество населения — как у нас. А мы в России позволяем себе сносить благополучные еще во многих отношениях дома. При этом продолжает увеличиваться старый жилой фонд, который доходит до аварийного состояния. И этот процесс не остановить с помощью реновации. В итоге проблема не решается, но территория убивается построенными «человейниками», от которых тоже придется освобождаться.

— Не думаю, что всем хочется жить в старых пятиэтажках — даже после капитального ремонта.

— Отсюда вопрос: надо ли делать капремонт или лучше реконструкцию, потому что объемно-планировочные решения пятиэтажек морально устарели. В существующих хрущевках очень узкие комнаты, маленькие кухни и прочие помещения. Их и надо переделать, чтобы морально устаревший жилой фонд уступил место новому современному. Для этого людей надо переселить в новое, а старое не сносить — привести его в порядок. Так мы остановим процесс старения и перехода жилых домов в аварийное состояние. Этот процесс ремонта, модернизации и реконструкции в уже построенном городе перманентный. Именно этим и должны заниматься строители в городах.

Больше всего домов под снос — на востоке и юго-востоке Москвы в районах Кузьминки, Перово, Северное Измайлово

Больше всего домов под снос — на востоке и юго-востоке Москвы в районах Кузьминки, Перово, Северное Измайлово

Поделиться

Приведу в пример 5-й микрорайон Северного Тушино, где живу сам. Там требуется 140–160 тысяч кв. метров жилья. Но строится-то, как заявлено в программе реновации, 500 тысяч. Для чего в этом микрорайоне, который был комфортной этажности, с зелеными дворами, столько людей другим людям на голову сажать? Зачем так много коммерческих площадей, которые пойдут на продажу на рынок? Когда жителям Северного Тушино дали на общественное обсуждение проект реновации их микрорайона, они сказали: «Нам такого не нужно, здесь в пять раз больше жилья, нам столько не нужно. Хотим пятиэтажку, как у Кротова». В Москомархитектуре им предложили сделать альтернативный проект. Жители района пришли ко мне, и я им сделал проектное предложение по реконструкции их домов. Но когда дело дошло до рассмотрения, проект заблокировали. Объяснили, что решение лежит в политической плоскости.

— Кто бывал из чиновников в доме, реконструированном по вашему проекту?

— Юрий Лужков. Как мальчишка он бегал по этажам, и ему всё нравилось. Он видел реализацию своей идеи по модернизации жилого фонда не только в Москве, но и по всей стране. Он был государственником. Но рядом с ним были люди, которые затеяли совсем другое — выдернуть землю из-под москвичей и отдать ее девелоперам и администрации города. По сути произошло создание крупного застройщика-монополиста. Началась игра в монополию. На реновацию выделено 3,5 трлн рублей — надо осваивать бюджетные деньги. И ладно бы строили хорошо. Но у нас строят всё хуже и хуже. Отменили все обязательные требования в строительстве, убрали общественные обсуждения проектов. Ходят слухи, что вводят мораторий на отрицательные заключения экспертизы проектной документации. То есть если проект не соответствует существующим нормам, его могут поскорее построить и сдать в эксплуатацию. Отменили даже нормы инсоляции (они мешают бизнесу застраивать многоэтажными домами каждый свободный метр земли. — Прим. ред.). Для чего? Чтобы дома строить еще выше. Это уже чистое вредительство.

Здание реконструированной по собственному проекту Алексея Кротова пятиэтажки на Химкинском бульваре

Здание реконструированной по собственному проекту Алексея Кротова пятиэтажки на Химкинском бульваре

Поделиться

Власти Москвы анонсировали масштабную программу сноса пятиэтажек в феврале 2017 года. Под снос в основном идут дома серий I-510, I-511 и I-515. В августе 2018 года в Северном Измайлове снесли первую хрущевку. Реновация затронет больше 5000 домов, в которых живут около 1 млн человек (больше всего домов под снос — на востоке и юго-востоке Москвы в районах Кузьминки, Перово, Северное Измайлово). Бюджет реновации оценивается примерно в 3,5 трлн рублей. Переселенцам из их старых домов предлагают переехать в равнозначное или равноценное жилье — или денежную компенсацию. Новые квартиры должны предоставляться в том же районе, за исключением Зеленограда и Новой Москвы. Программу реновации активно критикуют за качество нового жилья и отделки.

— Неужели в реновации нет ничего позитивного?

— Сама ее идея абсурдна. Для чего стягивать население в Москву? У нас и до реновации каждый десятый житель страны уже являлся москвичом. Зачем делать москвичом каждого третьего? С увеличением численности населения одновременно уменьшается количество зелени, дорог и свободного пространства на одного горожанина. Города не должны быть большими, так они хуже управляются. Нужно много маленьких городов. И потом, такие «человейники» нигде в мире уже больше не строят. Только здесь. В других странах от «человейников» наоборот пытаются избавиться. Это рассадник криминала в будущем. Случись что-нибудь с экономикой страны, это будет рассадник криминала.

— Уже случилось.

— Если всё будет плохо, эти «человейники» станут страшным явлением. Мы лишили малые города возможности модернизации и капремонта. Всё перенесли в мегаполисы. Туда, где спрос на жилье больше и его стоимость выше. А значит, девелоперам строить выгоднее, и коммерческий интерес узкого круга лиц прежде всего.

— Получается, вы против расширения столицы. Что думаете о Новой Москве?

— Эту территорию нельзя было присоединять к столице. Градостроители предупреждали об этом. Новая Москва никогда не станет полноценным городом, а тем более столицей. А если и станет, то очень нескоро. Это новое образование, которому нужные свои городские общественные подцентры. Искусственно в чистом поле без социальной инфраструктуры такие районы создавать нельзя. Иначе получится как в известных агломерациях в Южной Америке с устройством фавел. Мы стали тянуть в Новую Москву ветки метро, переполняя столицу людьми при маятниковой миграции. Причем людские потоки стали такой величины, что надо бы строить вестибюли с восемью эскалаторами.

— Вы сказали, что качество новых домов, построенных по программе реновации, ниже среднего. Вы бывали в них?

— Далеко не нужно ходить — только посмотреть отзывы в соцсетях людей, которые раньше выступали за реновацию. Они все плюются и говорят, что обманули. Дома плохие по качеству — потому что бесплатные. Они не продаются на рынке, а отдаются бесплатно переселенцам из пятиэтажек. Я видел целый ряд недостатков, на которые нельзя не обратить внимание. У нас сейчас всё строительство — монолитно-пилонная схема. То есть когда перекрытия монолитные, пилоны монолитные, а наружные стены строятся из эффективного утеплителя и стеновой поверхности. И, как правило, с наружной стороны всё это облицовывается фасадными поверхностями. Так вот, все эти пространства заполняются с большими прорехами и щелями. Эти щели виды, они раскрываются, наружные стены трещат и продуваются. Из квартир видно улицу. Новые инженерные разводки протекают.

— Как вообще строить дальше — при отсутствии импортозамещения?

— Строительная техника через полгода придет в негодность. Всё стареет, это естественный процесс. Включая технику. Ее надо ремонтировать. А если там комплектующие зарубежного производства, кто же нам их даст? Нужно выпускать свою технику — дорожную, строительную, башенные краны и так далее. А строительные материалы — цемент, песок и стальной прокат — у нас есть.

— Кто из ваших коллег против реновации? Таких людей большинство?

— Сложная ситуация. Недавно Николай Шумаков — президент Союза архитекторов и Москвы, и России в одном лице — стал еще советником министра по строительству. А это, в свою очередь, накладывает на него обязательства — не критиковать публично Министерство строительства и его деятельность. А тогда что такое Союз архитекторов, который и должен вести за собой и направлять в нужное русло весь строительный процесс? Целый ряд бывших главных архитекторов городов критиковали реновацию. Между собой, когда мы обсуждаем, многие относятся к реновации критически. Но если известные персоны станут громко об этом заявлять в публичном пространстве, то их просто перестанут куда-либо приглашать, да и заказы они потеряют.

— А вы?

— Меня и не приглашают. Я в черном списке в департаменте градполитики начиная с момента, как я активно выступал против реновации, то есть с самого ее начала.

— Критика реновации отражается на количестве заказов у вашего бюро?

— Конечно. В Москве мне не разрешают строить ничего. Остались небольшие частные заказчики. Уже давно мы работаем даже не вполсилы, а в четверть силы. Нас лишили возможности делать то, что мы умеем лучше других. Мы считаем, что нужно заниматься малоэтажным строительством в малых городах и реконструкцией в больших. Но прибыль сейчас приносит именно многоэтажное строительство. Я проектировал многоэтажные жилые комплексы в столице, мы расселяли аварийное жилье. В 83-м квартале в Хорошево-Мневниках (между улицами Маршала Жукова, Тухачевского, Глаголева и Живописной). Всё, что там построено, построено по моим проектам — большие жилые комплексы до 30 этажей на месте снесенных аварийных пятиэтажек. Но мы это делали комплексно и давали людям в полтора раза больше жилья, чем у них было. А ведь сейчас по реновации людям дают метр в метр. То есть новостройки в Москве сейчас уже морально устарели. Морально устаревшие пятиэтажки сейчас меняют на уже морально устаревшие «человейники».

Поделиться

Я знаю много людей, которые не хотели покидать свои старые пятиэтажные дома. Например, в районе Фили. Оттуда никто не хотел уезжать — из благополучных кирпичных домов. Обжитые районы с историей, зеленью, москвичи там жили поколениями. И вот их заставляют уезжать, выселяют с полицией — заселяйтесь там, где мы вам дадим. И сами дома мне очень жалко. Они могли бы стоять еще и стоять.

— С эстетической точки зрения какие новостройки вам нравятся в Москве?

— Новые дома вызывают не просто отвращение, а ужас. Это концлагеря. Они слишком большие. Дворов нет, пространства нет, все смотрят друг другу в окна. А элитное жилье в Москве аморально, служит социальному конфликту. Оно не должно быть в городе в таком виде. Зачем общество так расслаивать? Мы будем жить в хорошем жилье рядом с Кремлем, а для вас построим фавелы.

Идеал работы — очень деликатное отношение к уже существующему. Если архитектор решил снести постройки своих предшественников, это уже не архитектор. Настоящий профессионал все свои знания направит на то, чтобы улучшить уже созданное. И ни в коем случае не сносить его.

Ранее мы рассказывали о том, как жители Новой Москвы относятся к соседству с приезжими, которые строят им дома. Корреспондент MSK1.RU съездил на место массовой драки на стройке на юго-западе столицы. Мы также писали о том, что жители Кунцева яростно выступают против сноса кинотеатра «Брест».

По теме

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter