MSK1
Погода

Сейчас+10°C

Сейчас в Москве

Погода+10°

ясная погода, без осадков

ощущается как +9

0 м/c,

штиль.

752мм 63%
Подробнее
USD 90,99
EUR 98,78
Город репортаж «Ходят толпой и домогаются до женщин». Как мигранты из Таджикистана притесняли русскую деревню

«Ходят толпой и домогаются до женщин». Как мигранты из Таджикистана притесняли русскую деревню

Репортаж из подмосковной деревни Тарасково, где была драка со смертельным исходом

После приезда работяг-мигрантов жизнь в деревне стала не такой, как прежде

Эти люди боятся выходить по одному из своих убежищ — покосившихся, старых общежитий и ржавых строительных вагончиков, в которых они живут сотнями. По одному их могут обидеть. Свою силу они чувствуют в толпе, только среди своих. Пьяной своре мигрантов можно забыть русский язык, хамить русским пенсионерам и приставать к девушкам. Если кто-то попытается пресечь безобразие — того можно просто забить толпой.

Это и произошло на днях в деревне Тарасково, когда рабочие из Таджикистана избили до смерти 41-летнего Карена Тер-Хачатряна. Житель деревни вступился за своего сына и двух девушек, но силы были не равны. После драки Карен умер от остановки сердца. Трое детей остались в ту ночь без отца.

Массовая драка строителей и местных жителей в подмосковной деревне закончилась смертью

Корреспондент MSK1.RU Александр Рыльский побывал в Тарасково и посмотрел, как живет эта деревня.

«Заполонили все деревни»


В Тарасково я приехал в два часа дня. Добирался на такси из городка Ступино — общественный транспорт оттуда до Тарасково почти не ходит. Подвез водитель Дмитрий, он живет в одной из подмосковных деревень. Разговорились с ним по дороге.

— Если ты думаешь, что у вас в Москве их много, то ты Подмосковья не видел, — рассказал таксист. — Они все деревни заполонили. Живут тут. Работают либо на сельхозе, либо на заводах. Если деревня боевая, то мигранты по струнке ходят. У меня вот в деревне они тихо себя ведут. Вылезают ближе к вечеру, закупаются в продуктовом и назад к себе. Но Тарасково всегда женской деревней считалась — на одного пацана пять девчонок. Конечно, никакого контроля за ними нет, вот у них руки и распускаются. Думаешь, твоя статейка чему-нибудь поможет? Тут по-другому надо действовать…

Таджиков привезли в Тарасково несколько лет назад. Местные говорят, что сначала они вели себя прилично

Деревня разделена на две части: одна застроена серыми кирпичными хрущевками, другая — ухоженными домиками, огороженными заборами из зеленого профнастила. В центре деревни работают два супермаркета («Верный» и «Пятерочка», которые стоят друг напротив друга) с обесцвеченными солнцем вывесками. Люди сюда почти не заходят. У «Верного» стоит бабушка в белой шляпке, продает малину.

— Таджики живут в трехэтажном общежитии, — описала жизнь в деревне Валентина Александровна. — Из-за них весь сыр-бор. Вы знаете, наверное, что они убили достойного человека, отца. В последнее время с ними невозможно жить. Они наглеют до предела. Могут и девчонку ущипнуть, ухватить ее за что-то. У нас до них был порядок, такая чистота — всё было хорошо. Ни одного происшествия за всё время. Как эти появились… Стандартная картина: идут из «Пятерочки», в руках пиво, сигареты курят, бросают мусор прямо на дорожках.

«Орут по-своему. Безобразие. Они хотят показать нам, что они хозяева. Не мы, русские, а они»

— Местные что делают по этому поводу?

— Мы собирались, приезжал глава нашей Каширы. Мы просили их убрать отсюда. Он сказал, что будут стараться, но не имеют права. Мы сказали, что если ничего не предпримут, то мы будем бунтовать. Больше я ничего вам не могу сказать.

Пошел вглубь деревни. Мужчины встречаются редко. Во дворах домов бегает ребятня, рядом на лавочках сидят молодые скучающие мамы. Сами мужья ездят работать в города — либо в ближайшую Каширу, либо в Москву. Идут или в грузчики, или в таксисты. Тут работы нет. Самих таджиков, между прочим, я не вижу.

— Днем здесь спокойно, — рассказала Анастасия, одна из мам, — но ближе к вечеру я своего ребенка никуда не пущу. Черт знает, что «черненьким» в голову взбредет. Да и самой выходить после шести можно только с мужем. Ко мне они не приставали, но наши девчонки жалуются на них постоянно. Они приезжают работать, но они занимаются не работой, а домогательствами. У меня подругу так ударили по пятой точке. Она развернулась, дала пощечину одному из них. Тот в нее кинул бычок. И это не один случай, такое постоянно. Есть, конечно, нормальные — пройдут, поздороваются, и всё. Так и живем.

В Тарасково почти все друг друга знают. Они говорят, что до приезда мигрантов жили дружно и, главное, спокойно

— Они появились тут очень давно, — уточнила другая местная жительница Татьяна. — Лет, может, пять назад. В первое время они практически не появлялись на виду. За ними приезжали автобусы с утра, с их организаций. Они работают на заводе по производству корма для рыб, на заводе «Пепси» и «Лейс». Тут недалеко — километров пять. Вечером привозили обратно. Они бегали в ближайший продуктовый, покупали лапшу свою и назад к себе. Мы к ним привыкли, почти не обращали внимания. Но их стало больше. Общежитие полностью ими заселено. Кто-то из них начал квартиры тут снимать — это самые развязные из них. Они стали агрессивнее. Они начали позволять себе выпивать. Выпивать на улице. Хамить, задевать нас. Плечом особенно любят задевать. Идешь по улице — их толпа, человек пять.

«Сторонишься, пытаешься мимо пройти, и крайний из них тебя обязательно плечом заденет, чуть не сшибет. Не обернется, не извинится, просто пройдет»

— Не знаю, как вам точно описать жизнь с ними, — добавила еще одна девушка по имени Светлана. — Я думаю, что забитый до смерти мужчина, который защищал сына своего, — это основная их характеристика. Я могу идти, говорить по телефону с кем-нибудь. Они слышат русскую речь и оборачиваются. Идут и смотрят на меня. Что мне делать? А вдруг они что-нибудь со мной сделают? А нам как реагировать? Мы боимся. Мы разговаривали с администрацией, они нам сказали, что не знают, как нам быть и что делать. Когда драка на днях была, наши пацаны их вроде гоняли тогда. Я их уже дня два не видела. Говорят, что их выселили. А сами подойдите к общежитию и узнайте там.

«Они — звери. Могут выйти, спокойно лапать нас, их ничего не смущает»

«Уже не живут? Слава Богу»


На дверях грязноватого голубого здания висят таблички, что общежитие временно не работает. Заглянул в окна — комнаты с облезлыми стенами действительно освобождены от вещей. В здании никого нет. Именно здесь произошла та роковая драка. Мимо проходит мужчина с тачкой.

— Не заходи туда! — говорит. — Нехорошее место, нехорошие люди живут.

— Уже не живут, — отвечаю.

— Не живут? Правда? Слава Богу, — идет дальше.

Деревенское общежитие, в котором жили таджики, выглядит весьма скромно. Даже по местным меркам
Внутри здания, мягко говоря, всё еще намного скромнее, чем снаружи

Оказалось, что через следующий день после драки за мигрантами приехали автобусы. По рассказам местных, всех забрал работодатель. Больше они в деревню не вернулись. Куда их увезли — неизвестно. Многие об этом в деревне почему-то не знают. Но те, кто в курсе, вздыхают с облегчением. Мы уже писали подробности о закрытии общежития.

Рядом с общежитием стоят хрущевки. Во дворе сидят бабушки. Начал с ними обсуждать национальный вопрос.

— И хорошо, что уехали! Они наших девочек обижали. У меня внучка, 14 лет. Ее кобылой эти могли назвать, представляете? — сетует одна из старушек.

— Когда они появились в деревне?

— Как у нас совхоз наш каширский отобрали и всё хозяйство начали продавать. Всё продали, начали сюда людей привозить, которые работали на чипсах. Привозили сначала наших, а потом и черненьких стали возить. Наши нормально себя вели, черненькие со временем обнаглели. Сначала здоровались, общались вежливо. А сейчас обнаглели в корень. Пьют, бутылки пьют. Мы их не один раз гоняли с детских площадок. После 12 начинали у себя какие-то песни, танцы до утра. Тьфу!

Сейчас в общаге тихо — всех рабочих-мигрантов куда-то увезли

— А кому общежитие принадлежит?

— Купил какой-то предприниматель. Ну вот к нему обращаются, договариваются: «У меня люди есть, а жить им негде». Он им в аренду и сдает. Но если ты вселяешь сюда кого-то, то устанавливай контроль за ними, чтоб они не блудили по всему городу!

«Мы их принимаем, а они нас колотят. Как это понять? Как им доказать, что они на нашей земле?»

— А один «черненький, когда я ему какую-то претензию высказала, — вступает одна из бабуль, — мне сказал, что они тут всех р-р-рэзать будут, если мы мешать будем. Русских резать будут! Гонят нас отсюда.

— А девочки наши идут, которые закончили всего 8 классов. Они им вдогон: «Ой, какие телочки идут!» Сальности еще отпускают. Это что такое? Ты мусульманин, и ты говоришь такие вещи? И повторяют: «Аллах, Аллах». И так ты говоришь про девчонок? Вам резать языки надо! Вы зачем это делаете? У меня внуки в деревню приезжают, я говорю, чтоб никуда не заходили, никого не трогали, я не сплю, пока они домой не придут. Потому что боишься, потому что они очень похабно себя ведут.

Было бы неправдой говорить, что все местные в Тарасково ненавидят приехавших мигрантов. Есть и те, которые к ним относятся нормально

Но нашелся и тот человек, который не высказал свой протест против засилья мигрантов. На защиту работяг-мигрантов встала продавец из скромного ларька, который находится рядом с общежитием:

— Они мне ни разу грубого слова не сказали! Что за ненависть к ним такая? Слушайте меня! Милейшие все люди. Трудолюбивые, спокойные люди. Деревня жила спокойно. И вы успокойтесь.

Пока неизвестно, привезет ли работодатель этих мигрантов в Тарасково вновь и куда он их отправил сейчас.

«Возбуждены и так снимают стресс»


До этого мы общались со Светланой Ганнушкиной, руководителем программы «Миграция и право», о приезжих работниках. Мы с ней тогда обсуждали драку, которая произошла в марте на юго-западе столицы. В жизни мигрантов с тех пор поменялось немногое.

— Сегодня с мигрантами происходит ровно то же самое, что и со всеми людьми. Они возбуждены, вся страна возбуждена. Еще с начала пандемии было много драк и эксцессов. Люди возмущены и так снимают стресс. После историй вроде драк участников могут депортировать в дополнение к самому наказанию.

— Какие условия жизни у приезжих?

— Разные. Многие снимают квартиры, получают нормальную зарплату, отправляют деньги родственникам. Чаще, конечно, мужчины живут скученно, питаются вместе, потому что так дешевле. Тут проблема в том, что работодатели часто не заключают с ними рабочие контракты, и мигранты оказываются виноваты в том, в чем виноваты не они. У них нет вариантов, если с ними отказываются заключать договор. Они должны либо уехать, либо принять это. И понятно, почему это происходит: и работодатели, и арендодатели стараются делать всё неофициально, минимизируя отношения с государством. И случись что, виноватыми оказываются мигранты. Не работодатели, не арендодатели, а работники.

— Сколько приезжих сейчас в Москве и в России в целом?

— По сравнению с другими странами совсем немного. И за время пандемии их количество уменьшилось вдвое. Недавно МВД озвучило цифру — 5 миллионов иностранных граждан на территории РФ. Про Москву трудно сказать, поскольку приезжих здесь никто не считает. Давайте считать, что 2/3 от этих 5 миллионов — это трудовые мигранты. Из них, возможно, около миллиона живут в Москве. Но это с потолка взятые цифры. Потому что большая часть мигрантов всё равно в столице. Там, где есть работа.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем