СЕЙЧАС -4°С
usd 92.44
eur 99.90
Все новости
Все новости

«Я живу свою жизнь, не теряя ни секунды времени на скучные дела». Интервью с создателем «кладовой тишины» Locus Solus

Владелица московской барахолки рассказала, как начать зарабатывать на ненужных вещах и преуспеть

Рыж рассказала, как открыть свою барахолку и разбогатеть на ней

Поделиться

В сердце Москвы затерянная среди серых зданий БЦ «Берлин» находится настоящая «кладовая тишины». Так называют Locus Solus — музей, антикафе, лекторий и барахолку, которая существует вот уже семь лет. Мы пообщались с создателем пространства Locus Рыж (Светланой) Гусаровой и узнали, с чего начиналось модное нынче пристанище для забытых вещей и как построить свой бизнес на том, что, казалось бы, уже никому не нужно.

Как появился «Локус»?

— Непосредственно помещение и этот проект с названием Locus Solus появились в марте 2016 года, однако у него были предшественники. Я делала несколько раз частные розничные барахолки — они возникали из тех вещей, которые мне отдавали друзья в формате «ну ты же кучу людей знаешь и сможешь применить их по назначению».

Я попросила помощи у друга, который тогда владел Лофтом на Преображенке с большим (60 квадратных метров) залом, и сделала развал из вещей, промаркировав их цветными «ляпками»-ценниками: зеленый — 50 рублей, желтый — 100 рублей, оранжевый — 300 рублей. Так как вещи достались мне даром, да помещение тоже было дружеским — это было верхом моих мечтаний.

После первой барахолки из 12 коробок вещей их внезапно стало 20: люди приносили мне еще и еще. Я задумалась. И нашла начинающийся тогда проект «Свалка». Его делали солидные дяди из «Киви» в качестве хобби, ровно с той идеей: забирать вещи и продавать. Правда, они хотели би-ту-би (стать базой для барахольщиков и перекупщиков, чтобы сбывать вещи оптом. — Прим. ред.).

Я вписалась туда в качестве соратника и быстро убедила ребят, что интереснее делать розничные барахолки. Мне не верили, но первый же развал, который мы сделали из кучи нападавших за то время вещей (а у «Свалки» была широкая реклама и друзья в «Яндексе» и прочих крутых корпорациях), принес 300 тысяч рублей. После этого к идее стали относиться серьезнее, мы запустили еженедельную барахолку. Постепенно мне стало понятно, что я хочу что-то более камерное, чем холодный грязный ангар на окраине; мы договорились о филиале, подобрали помещение, начали там ремонт. Денег было мало, времени еще меньше (120 квадратов нам надо было как-то подготовить за две недели, а до нас там была прачечная). Мы всё делали сами, очень часто просили помощи в Сети у друзей, делали зажигательные репортажи.

— Во сколько тебе обошелся запуск «Локуса»? Откуда появились первые товары?

— К тому моменту в проекте накопилось напряжение и мы с тогдашним напарником Антоном Маршевым решили разойтись с «царями». Мы вернули им вложенные средства (400 тысяч на ремонт) и впредь всегда делали только то, что нам хотелось самим.

Первые несколько тысяч подписчиков накопились мгновенно: это частично были клиенты старой барахолки, частично мои друзья, а частично вообще незнакомые люди — те, кого восхитили фотографии будущих залов и наши амбиции. Мы делали свое и для себя, ни на кого не оглядываясь. Если вам не нравится, это не страшно, в Москве много проектов, просто идите мимо. А мы хотим вот так. Мозаика на полу, самолетики под потолком, залы с цветовой дифференциацией (зеленый-лесной, желтый-пустынный и бирюзово-глубокий-синий, как вечернее небо или бездонные морские волны).

Поделиться

С товарами проблем не было никогда. Мы почти ничего не взяли из прежней барахолки — отношения уже тогда были натянутыми, мы старались лишний раз не просить ничего, даже то, что нам вроде бы обещали. Зато потрясли друзей и из каждого выпало что-то ненужное. Из многих — целыми машинами.

Так мы выяснили, что нащупали реальную потребность москвичей: отдавать вещи, которые им больше не пригодятся, в хорошие руки, не заморачиваясь их отмыванием и сортировкой. Сайты по поиску объявлений — хорошая система, но слишком штучная, да и не все любят торговлю. Человек с зарплатой в 100 тысяч не имеет времени, чтобы бегать с каждой парой сапог (цена которой 200 рублей).

Поделиться

— Как развивался бизнес? Я знаю, что вы недавно открыли новый зал. Насколько я помню, вы потихоньку «захватываете» БЦ «Берлин».

— Мы развиваемся постепенно, постоянно и неуклонно. Поскольку первый ремонт был очень стихийным: ни денег, ни времени, ни навыков — ветшающие залы заставляют что-то подновлять ежедневно. Мы вешаем зеркала и перестраиваем шкафы, собираем новую мебель (часто под наши извращенные нужды приходится придумывать ее с нуля), вешаем веселые светильники, которые приехали с очередным привозом, оставляем себе кресла, подаренные кем-то из друзей. В залах ежедневно происходит движение — это и новые акции, и какой-то мелкий ремонт.

Крупных этапов было несколько. Пару лет назад мы «отрастили» новый, Черный зал. Во время пандемии уехали соседи, мы захватили пару небольших складов (как нам их не хватало!) и новое помещение, которое тщательно превратили в храмовую библиотеку. Полки с книгами по всем стенам — обязательное условие любого нашего ремонта, ведь букинистика — наша основная профессия.

Поделиться

Потом мы купили старый автобус и выезжали на нем на фестивали, строили там временный филиал «Локуса» (огромная башня-маяк с водно-световой инсталляцией внутри была пока вершиной). А недавно уехали еще одни соседи и мы получили вдвое больше территорий.

— В 2019 году «Локус» пережил кризис. С чем он был связан и как вы из него выходили?

— «Локус» не живет без человека-энтузиаста. Денег в нем вертится немного, а работы, наоборот, через край. Поэтому, если я отвлекаюсь и перестаю крутить его, решать возникающие проблемы (от отвалившегося интернета до приходящего посетителя с запахом кошек), он начинает унывать и перестает окупаться.

В 2019 году я слишком увлеклась путешествиями и личной жизнью, проект скатился в ноль. Это означает, что нет денег на развитие, на решение насущных проблем, нет перспектив. Я сменила напарника: Антон к тому времени всё больше сил отдавал керамической работе и тоже много путешествовал. Он признал, что перерос «Локус», и продал свою долю моему текущему напарнику Косте Боровскому (это было символично: он был владельцем лофта, где я провела первую пробную барахолку).

Костик — ремесленник-практик и еще в большей степени мусорный архитектор, чем Антон. А еще — отличный аналитик. Он быстро наладил сложную систему отчетности, показал нам, на чем мы зарабатываем, а на чем тратим деньги. Я тоже вернулась в проект и стала делать много акций, много уборок, много интересных активностей — и люди потянулись к нам с новой силой. За первый месяц совместной работы мы удвоили наш оборот (тогда это было несложно, всего несколько сотен тысяч) и с тех пор прибавляем каждый месяц. Но расходы тоже растут — отсутствием амбиций никто из нас не страдает.

— Откуда сейчас появляются товары? Как вы сортируете, что брать, а что нет?

— Мы берем всё. Наша обычная шутка — что не вывозим мы только пианино и радиоактивные отходы. Сортируем уже на месте, у нас есть узкие специалисты: одежду, книги, посуду, бижутерию разбирают разные люди, каждый из них хорошо разбирается в своей сфере и имеет уже значительный опыт. Без этого легко просмотреть что-то ценное.

Поделиться

— Сколько у вас в среднем посетителей сейчас? Как эта цифра изменилась с запуска?

— В дни людных мероприятий — это под сотню и даже больше человек. В тихие понедельники — десять-двадцать. Но их, тихих дней, всё меньше, и это хорошо. После ковида торговля сильно сместилась в онлайн, зачастую даже безлюдный день приносит хорошую кассу, так как много почтовых отправлений или заранее оплаченных броней, так что линейной зависимости нет. А мероприятия не приносят денег, они практически бесплатны.

Поделиться

— Ты могла бы назвать «Локус» прибыльным? Во сколько он обходится? А сколько приносит тебе?

— «Локус» — очень выгодный проект, но не в финансовом смысле. Он — узловая точка, судьбокресток, в котором собралось воедино всё, что я люблю. Мы сохраняем старые вещи и книги, через мои руки проходят удивительные штуки, которые я бы никогда иначе не встретила.

Здесь можно познакомиться с самыми разными и очень открытыми людьми. Здесь уютно, особенно по ночам, когда мы работаем тесной компанией. Мне хватает заработка, чтобы не отвлекаться от тех, кого я люблю, и от того, что мне нравится. В Москве немногие могут похвастаться такой высочайшей зарплатой.

Оборот у нас около 1 миллиона рублей. Я надеюсь удвоить его за следующий год. Не думаю, что он когда-нибудь станет приносить много денег, так как расходы всё время идут рядом с доходами, мы почти всё заработанное вкладываем обратно. А куда еще? Этот проект — самое интересное, что происходит в моей жизни.

Поделиться

Что еще почитать

Самую оперативную информацию о жизни столицы можно узнать из телеграм-канала MSK1.RU и нашей группы во «ВКонтакте».

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter