20idei
СЕЙЧАС +8°С
usd 58.10
eur 56.48
Все новости
Все новости

«То же было с фарцовщиками в советское время». Как перекупщики брендовой одежды зарабатывают на санкциях

И почему Nike и Adidas теперь стоят в России в два раза дороже

ds

Андрей занимается перепродажей брендовых вещей и неплохо зарабатывает на этом

Поделиться

Людей, которые покупают лимитированные брендовые вещи, а затем перепродают их с наценкой, называют реселлерами. До недавнего времени в России такой бизнес с каждым годом набирал популярность, особенно среди подростков и молодых людей. По сути, ресейлом мог заниматься каждый, у кого было свободное время и деньги на покупку лимитированных кроссовок или худи. И это имело смысл, так как вещи с официальных сайтов мировых брендов обычно раскупают за несколько минут с момента начала продаж. После этого их можно достать только у перекупщиков, причем с немалой наценкой.

Но теперь, когда из Европы и Америки заказать одежду напрямую невозможно, а Nike и Adidas закрыли свои магазины для россиян, ресейл здесь приобрел новое значение. С одной стороны, спрос на привычные для россиян «найки» никуда не исчез после того, как бренд ушел из страны. С другой — теперь из-за санкций перепродажей кроссовок может заниматься далеко не каждый, а значит, и конкурентов в этой сфере заметно поубавилось. Некоторые и вовсе завязали с этим бизнесом из-за проблем с доставкой и оплатой товара. А кто-то, как и Андрей Соколов из Екатеринбурга, увидел в этой ситуации новые возможности для заработка. Андрей уже два месяца занимается перепродажей брендовых кроссовок. И, кажется, его бизнес идет очень успешно.

— Расскажи, почему ты начал заниматься ресейлом именно сейчас?

— Дело в том, что нужно было как-то зарабатывать деньги. Я прекрасно понимал, что люди нуждаются в брендовой, качественной одежде и обуви — в том, что они привыкли носить. А сейчас магазины стали закрываться, и я решил, что на этом можно заработать деньги, причем неплохие. Спрос будет колоссальный, и я подумал: почему бы и нет? То же было с фарцовщиками в советское время.

У меня есть друг, который недавно переехал в Казахстан, и я предложил ему заняться такими делами. Еще в десятом классе я начал заниматься ресейлом — у меня были европейские сайты, с которых я всё заказывал. Но в то время конкуренция была дикая. Сейчас она намного меньше ощущается, так как большинство людей не могут заказывать товары из Европы и Америки напрямую в Россию.

— А как ты заказываешь и получаешь вещи? Наши карты ведь не принимают в Европе, к тому же напрямую в Россию оттуда ничего нельзя заказать.

— Я перевожу деньги своему другу из Казахстана через «Сбербанк» или «Золотую Корону» в долларах или в рублях — в зависимости от курса и от того, как выгоднее мне будет. Друг был гражданином РФ, так что эти карты у него есть. Далее он получает эти деньги, сразу переводит их в тенге и кладет их на казахстанскую карту. И по такому плану сразу можно покупать товар через Казахстан. А дальше он отправляет вещи мне в Россию.

Западные компании ушли из России, но спрос на брендовые кроссовки остался

Западные компании ушли из России, но спрос на брендовые кроссовки остался

Поделиться

— По итогу покупателю сейчас кроссовки обойдутся сильно дороже, чем несколько месяцев назад, когда официальные магазины были открыты? Реселлеры теперь купаются в деньгах?

— Да, обойдутся гораздо дороже. Процентов на тридцать точно, если не на пятьдесят. Где-то даже больше. А прибыльное ли дело? Думаю, да. Но нужно рассчитывать, какую вещь купить, чтобы ее потом перепродать. Нужно анализировать рынок. Жить на ресейл можно, если ты закупаешь и продаешь большие объемы. Покупаешь пар 50–60 кроссовок, и каждые пять пар в неделю у тебя будут продаваться, а выгоду с них ты делаешь в 3–4 тысячи рублей, к примеру.

Раньше в России найти «родные» кроссовки от мировых брендов было проще

Раньше в России найти «родные» кроссовки от мировых брендов было проще

Поделиться

— А вещи покупаешь поштучно или оптом? И как ты выбираешь, что заказать, чтобы в России это купили?

— Это интересный вопрос, потому что в основном я закупаюсь от двух пар кроссовок и более. Но не всегда этот товар купят — как уж получится. Например, я покупал New Balance 574, и они пошли у меня хорошо по продажам. А вот, допустим, купил я «найки», думал, что они классно выглядят, но по итогу они всё еще стоят у меня дома.

Поэтому тут чаще всего зависит от везения. Конечно, еще нужно мониторить рынок и новости: какие товары и бренды ходовые, какие — нет. Но я сделал ставку на то, что Nike уйдет в принципе из России, и вот они уже ушли.

— Есть ли какие-то беспроигрышные варианты, которые у нас сразу раскупают?

— Да, Nike air force, New Balance 574, Nike Dunk, Jordan «единички». С одеждой я не работаю, так как для каждой вещи всё индивидуально и очень сложно продать такой товар, не знаю почему. Проще с кроссовками, с обувью. Ценники я ставлю адекватные по сравнению с магазинами. Nike air force, например, продаю за 10 тысяч рублей, Nike Jordan — за 11 тысяч. Это с учетом того, что их стоимость на рынке России сейчас тысяч 16–18.

— А покупателей вообще много? И кто твои основные покупатели: молодые люди или те, кто постарше?

— Всегда по-разному. Надо учитывать то, что покупательская способность в нашей стране упала. Поэтому кроссовки, которые сейчас в России стоят 18 тысяч, продавать даже за 10 тысяч сложно. Но если подумать, то New Balance у меня в основном покупали люди постарше, то есть 25–27 лет. Nike покупают люди до 23 лет, как правило. Но тут дело вкуса, всё по-разному идет. А так аудитория в основном состоит из мужчин.

Самую оперативную информацию о жизни столицы можно узнать из Telegram-канала MSK1.RU и нашей группы во «ВКонтакте».

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter