СЕЙЧАС -4°С
usd 62.57
eur 65.68
Все новости
Все новости

«Мне нужен живой муж, а не деньги»: истории женщин, которые ищут близких в ЧВК «Вагнер»

Им запретили даже свидания с родными, а начальники колоний не отвечают на запросы и звонки

Мать и жена долгое время не могут найти своих близких людей. Они уверены, что любимые оказались в ЧВК

Поделиться

Сотрудники ЧВК «Вагнер» продолжают набирать на службу заключенных из разных колоний по всей России. А в редакцию MSK1.RU продолжают приходить сообщения матерей, сестер и жен, чьи родные находятся в местах лишения свободы. Они долгое время не выходят с ними на связь по непонятным причинам. Некоторые из них говорили, что в колонию приезжают люди, которые предлагают заключить контракт на воинскую службу.

«По зонам ездит ЧВК»

Муж Ольги был осужден по статье 222 ч. 2 («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение крупнокалиберного огнестрельного оружия». — Прим. ред.). Практически с начала объявления частичной мобилизации родные не могут с ним связаться. Жена Александра обращалась и к начальнику колоний, и даже в прокуратуру, но ответа нигде не получила.

— Он был осужден 6 октября 2021 года на 1 год 9 месяцев. Отбывал наказание в ИК-16 в Тольятти Самарской области. С 20 сентября не выходит на связь. Мы до этого дня с ним каждый день созванивались. Когда муж перестал выходить на связь, я звонила начальству. Мне сказали, что идет ремонт оборудования «Зонателеком» (телекоммуникационные услуги в учреждениях ФСИН. — Прим. ред.), — рассказала Ольга.

Жена отправила несколько жалоб, но ни на одну из них до сих пор не пришел ответ

Жена отправила несколько жалоб, но ни на одну из них до сих пор не пришел ответ

Поделиться

Через некоторое время женщина узнала, что разные колонии посещают сотрудники ЧВК «Вагнер». Они предлагают службу по контракту. Уже к этому моменту Ольге запретили свидания с мужем по непонятной для нее причине. Она попросила адвоката узнать подробности.

— Когда я от знакомых узнала, что по зонам ездит ЧВК, попросила адвоката съездить к мужу, так как все свидания запретили. Адвоката с трудом пустили на территорию. Начальник колонии сказал ему, что 5 октября муж уехал в Ростовскую область, в ИК-12. Мне про этапирование никто со стороны руководства не сообщал, — добавила Ольга.

Она не может поверить, что ее муж незадолго до освобождения мог подписать контракт и отправиться в зону СВО.

— В новой колонии на звонки никто не отвечает. На официальные запросы ответов нет. Написали жалобы в прокуратуру, уполномоченному по правам человека — всё глухо. Начальник ИК-16 сказал адвокату, что муж добровольно согласился на участие в спецоперации и подписал контракт с ЧВК (факт официально не подтвержден. — Прим. ред.), но не понимаю почему, — с грустью задается вопросом жена заключенного. — У него на 31 октября был назначен суд на трудовые исправительные работы и УДО. И сидеть оставалось всего 9 месяцев. Когда мы с мужем последний раз разговаривали 19 сентября вечером, всё было хорошо. Никого они не ждали.

Правозащитники говорят, что одной из самых распространенных причин, по которой заключенные записываются в ЧВК, — это финансовое положение мужчины. Они зачастую являются единственными кормильцами семьи, поэтому соглашаются на контракт, чтобы материально помочь близким.

— Муж весь год очень сильно переживал, что не может нам с ребенком помогать материально. В итоге получилось наоборот — мне приходилось ему помогать. А ЧВК, как мне известно, на это и давил. Говорят, что хватит сидеть на шее жен, и деньги предлагают, — уточнила Ольга.

У Александра растет 8-летний сын. Ольга уверена, что никакие деньги не заменят сыну отца, без которого он сейчас растет.

— Я когда его просила никуда не соглашаться ехать, он отвечал: «Не переживай, это по общим режимам ездят, у нас строгий, к нам не приедут». Мне не нужны никакие деньги, мне нужен живой и здоровый муж, а сыну нужен папа, он его так ждет, — поделилась жена Александра.

«Голос был ужасный, как из могилы»

У Натальи сын отбывал наказание за сбыт наркотических средств в ИК-29 с 2021 года. Между ней и Виталием всегда были теплые отношения. Внезапно его перевели из одной колонии в другую, где был совершенно другой режим. После «этапа» связь пропала. Женщина до сих пор не знает, где находится ее родной человек.

— В последний раз я разговаривала с ним 4 сентября. Затем он пропал. Через две недели я начала переживать из-за того, что от него столько времени нет никаких новостей. Я написала письмо через «Зонателеком», мне пришел ответ, но не от сына, а от начальника колонии, — удивилась тогда мать заключенного. — В нём сообщалось, что сына перевели в Ростовскую область, в ИК-12. Я узнала, что там общий режим, а у него был строгий. Такого не могло быть. Он никаких прошений не подавал. Мы с ним общались очень часто и всегда тепло. Сын точно не стал бы скрывать от меня этот факт.

Наталья настолько хотела найти своего единственного сына, что подала заявление даже в полицию о его пропаже. Женщина стучалась во всевозможные инстанции, но так и не узнала, где находится ее единственный сын.

— После этого начала отправлять разные запросы в ЧВК «Вагнер», в ИК-29 и ИК-12, в прокуратуру Кировской области и в местный УФСИН, даже в полицию о пропаже человека, но внятных ответов нигде не было, — с дрожью в голосе рассказала мать заключенного. — В ответ на запрос руководству пришел ответ, где было сказано, что «информация о местонахождении заключенного не разглашается третьим лицам».

По словам Натальи, в последний разговор у сына был странный голос, будто у него что-то произошло. Через некоторое время разговор прервался на полуслове.

— Когда мы говорили с ним о спецоперации, то он вроде бы изъявлял желание. Тем не менее я его отговорила, даже если он ушел добровольно, почему нет связи с родственниками. Я не знаю, где он, что с ним. Их взяли незаконно, это беспредел. Был от него один звонок 29 октября. Он сказал: «У меня всё хорошо». Голос был ужасный, как из могилы. Я такого голоса никогда у него не слышала. Стала спрашивать в ответ: «Ты здоров, как ты себя чувствуешь?» Сын не ответил, разговор прервался, — рассказала Наталья.

Ответ Наталье из УФСИН. Здесь говорится о том, что ее сын якобы не дал согласия на предоставление информации третьим лицам

Ответ Наталье из УФСИН. Здесь говорится о том, что ее сын якобы не дал согласия на предоставление информации третьим лицам

Поделиться

После этого звонка, из-за которого мать начала еще больше переживать за сына, Наталья продолжила добиваться хоть какой-нибудь информации о Виталии. Она написала заявление о пропаже человека. По ее словам, даже УМВД с таким раньше не сталкивалось и не знает, что делать дальше.

— Я написала заявление в полицию. Они завели дело, послали запросы по инстанциям, им не отвечают, на телефонные звонки — тоже. Оперативники, с которыми я встречаюсь по этому делу, говорят, что такого никогда не было. Они не знают, что делать, — поделилась Наталья.

После получения этих историй корреспондент MSK1.RU отправил очередной запрос в компанию «Конкорд» с просьбой подтвердить или дать какую-либо информацию по пропавшим заключенным. В ответ на это пресс-служба сослалась на ранее отправленное письмо, где указано, что ЧВК «Вагнер» не дает никакой информации родственникам осужденных.

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

Ранее MSK1.RU публиковал историю сестры Кюлаотсеа Тойво, который, подобно многим заключенным, не выходил на связь с родными. Позже выяснилось, что он находится в ЧВК «Вагнер» и служит по контракту. Кроме этого, мы рассказывали, как заключенные попадают на спецоперацию. Правозащитники также поделились мнением о том, как вербуют московских заключенных.

Самую оперативную информацию о жизни столицы можно узнать из телеграм-канала MSK1.RU и нашей группы во «ВКонтакте».

По теме

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter